Новости 29 апреля 2019

«Очень похоже на обычный бардак»: откуда в «Дружбе» взялся миллион тонн грязной нефти

Загрязнение нефти в нефтепроводе «Дружба», на который приходится до 8% годового импорта Евросоюза, вышло на уровень межгосударственных отношений России и Белоруссии и даже подняло цену нефти во всем мире. Речь о миллионе тонн некондиционного сырья и ущербе, который измеряется сотнями миллионов долларов.

 Что произошло. 19 апреля «Белнефтехим» пожаловался на резкое ухудшение качества российской смеси Urals, поступающей на белорусские НПЗ по нефтепроводу «Дружба». Почти сразу стало ясно, что речь идет о загрязнении нефти хлорорганикой: выделившиеся при перегонке соединения хлора повредили оборудование Мозырского НПЗ в Белоруссии.

Белоруссии пришлось остановить экспорт светлых нефтепродуктов в Польшу, на Украину и в страны Балтии, Европе — остановить импорт грязной нефти по «Дружбе», а президенту России Владимиру Путину — выслушивать претензии президента Белоруссии Александра Лукашенко. Проблемы с нефтепроводом стали одним из факторов роста мировых цен на нефть (на прошлой неделе стоимость Brent превысила $75 за баррель — впервые с октября 2018 года).

Мы делали главные деловые СМИ страны, теперь делаем лучше — подпишитесь на email-рассылку The Bell!

Москва обещала восстановить нормальную работу нефтепровода за две недели. По состоянию на понедельник, 29 апреля, чистая нефть по «Дружбе» подошла к границе Белоруссии, но не достигла ее НПЗ. «Белнефтехим» продолжает настаивать, что содержание хлора в российской нефти «превышает норму в десятки раз».

Что такое «Дружба». Нефтепровод «Дружба», построенный в 1960-х с опорой на месторождения Приволжья, был одним из основных интеграционных проектов СССР со странами Совета экономической взаимопомощи. «Дружба» остается для Европы важным поставщиком нефти: к нефтепроводу по-прежнему технологически привязаны НПЗ в Белоруссии, Польше, Венгрии, Словакии, Германии и Чехии.

В год по «Дружбе» прокачивается порядка 65 млн т нефти — это четверть суммарного российского экспорта. Около трети этой нефти перерабатывает Белоруссия, почти все остальное получает ЕС. Треть идет на российский экспортный терминал в Усть-Луге, также работающий на европейский рынок, по 20% — в Германию и Польшу.

Нынешний инцидент с грязной нефтью Bloomberg называет «худшим в 55-летней истории «Дружбы»». В последние годы нефтепровод давал около 8% импорта нефти ЕС.

Откуда взялся хлор. Токсичные хлорорганические растворители типа дихлорэтана в составе спецсмесей закачивают в нефтеносные скважины для их очистки от отложений парафинов и увеличения отдачи. Это опасный для окружающей среды, но простой и доступный небольшим компаниям способ. Крупные компании его давно не используют, пишет РБК.

Нефтедобывающее предприятие должно удалять растворители перед подачей нефти на узел учета. Но по какой-то причине этого сделано не было, а «маленький и сельский» узел учета мог «прозевать заход нефти с большой долей примесей», — сказал «Эху Москвы» бывший руководитель ЮКОСа Михаил Ходорковский.

Кто виноват. До сих пор не установлено. «Транснефть», эксплуатирующая нефтепровод «Дружба», заявила, что нефть загрязнена умышленно через узел учета на участке Самара—Унеча, принадлежащий частному предприятию «Самаратранcнефть-терминал». Возбуждено уголовное дело. «Самаратранcнефть-терминал» ответил, что еще в 2017 году продал узел ООО «Нефтеперевалка» и теперь подает в суд на «Транснефть» за нанесение ущерба деловой репутации.

ООО «Нефтеперевалка» с уставным капиталом 10 000 рублей принадлежит гендиректору Светлане Балабай и принимает нефть четырех мелких производителей, не входящих в вертикально интегрированные компании. Что это за производители, неизвестно. Сама компания до сих пор не прокомментировала инцидент.

Гендиректор «Ассонефти» (эта ассоциация объединяет малые нефтяные компании) Елена Корзун заявила «Ведомостям», что для загрязнения такого объема нефти через пункт должно было пройти очень много сырья, но малые нефтяные компании столько просто не добывают. «Транснефть» объявила, что по факту умышленного загрязнения нефти в «Дружбе» возбуждено уголовное дело, следственные действия ведутся в Самаре в офисах нескольких частных организаций.

Почему узел учета нефти оказался в руках частной компании — неизвестно. «В целом ситуация очень похожа на обычный бардак, — говорит руководитель экономического департамента Института энергетики и финансов Высшей школы экономики Марсель Салихов. — Из всего, что известно, выходит, что «Транснефть» не особенно контролировала качество нефти, которая шла от этого узла учета дальше по трубе, но и Белоруссия не контролировала его на выходе — ведь иначе загрязнение было бы обнаружено раньше, чем нефть попала на НПЗ и привела к поломке оборудования».

Халатность или диверсия? На прошлой неделе премьер-министр России Дмитрий Медведев поручил расследовать инцидент в недельный срок, а президент Владимир Путин пообещал привлечь к делу спецслужбы. На самом деле ФСБ уже участвует в расследовании, писали «Ведомости» 26 апреля, и один из рассматриваемых вариантов — диверсия.

Цитата. «Речь могла идти о спланированной акции — через узел могли влить несколько цистерн химикатов», — говорил источник издания.

И намеренная сдача грязной нефти, и диверсия маловероятны, единодушно не соглашаются с такой версией источники газеты в отрасли: выгода от завышенного объема сдачи несопоставима с риском, а отследить источник загрязнения несложно. С другой стороны, объем загрязнения слишком велик для небольшой компании.

Загрязнение произошло на участке трубопровода между Самарой и Унечей, писал «Вестник Нафтана», это подтверждал собеседник «Ведомостей», близкий к одной из нефтеперерабатывающих компаний. В регионе работают несколько десятков нефтяных компаний, включая «дочки» «Роснефти» и «Лукойла», а также мелкие компании и даже ИП.

Крупнейшая добывающая компания в России — «Роснефть» — уже заявила, что сдает в нефтепроводы «Транснефти» только кондиционную нефть. Другие нефтяники инцидент не комментировали.

Какие потери. «Белнефтехим», перерабатывающий нефть «Дружбы», оценил объем грязной нефти в трубопроводе в 1 млн т — по текущим котировкам это около $500 млн. Только потери в виде недополученной выручки от реализации нефтепродуктов белорусская компания оценивает в $100 млн. Прямые потери в виде разъеденного хлором оборудования на НПЗ сравнительно невелики: это несколько миллионов долларов.

Это самые предварительные цифры: во-первых, на понедельник, 29 апреля, чистая нефть до Белоруссии еще не дошла, во-вторых, свои убытки еще не предъявили зарубежные получатели российской нефти по «Дружбе». Белоруссия заявила, что будет требовать компенсации потерь.

Что дальше? Чтобы использовать загрязненную нефть на НПЗ, ее придется разбавлять чистой. Этот процесс может занять до полугода с учетом мощности «Дружбы» и тридцатикратного превышения содержания хлорорганики, пишет Bloomberg. Все это время грязную нефть придется хранить, и это повлечет дополнительные издержки.

  • Проблема входного качества российской нефти для Европы системная: она связана с падением качества поволжской нефти и с устаревающей системой контроля, не способной оперативно отслеживать загрязнение нефти, сказал «Ведомостям» управляющий партнер компании Bright Денис Абакумов. Урало-Поволжская нефтегазоносная провинция — самая выработанная в России, обводненность скважин на ней достигает 80–98%.
  • Качество Urals в последние годы и так не нравится европейским импортерам: Россия перенаправляет малосернистую восточносибирскую нефть в Китай, а менее качественная сернистая нефть из Башкирии и Поволжья поступает в Европу. Чтобы стабилизировать качество Urals для Европы, «Транснефть» даже предлагала выделить высокосернистую нефть в отдельный экспортный поток.

Почему это важно. Репутации российской экспортной смеси нанесен серьезный удар, предсказывает Ходорковский: «это отразится на скидке [в стоимости Urals к Brent. — The Bell], а значит, на доходах всех компаний».

На доверии потребителей российской нефти эта авария, конечно, отразится — некоторые из них уже приостановили закупки до выяснения обстоятельств, говорит Салихов. Но он сомневается в том, что инцидент действительно отразится на стоимости Urals по отношению к Brent. «Раньше стандартный дисконт Urals к котировкам Brent составлял порядка $2–3 на баррель, — напоминает эксперт. — Но из-за американских санкций против Венесуэлы и Ирана на рынке образовался дефицит тяжелой нефти, который восполняла Россия. Благодаря этому в последнее время цена Urals вплотную приблизилась к котировкам Brent, и, скорее всего, в ближайшее время паритет сохранится: ситуация с санкциями вряд ли изменится, а заместить Urals на данный момент нечем».

Сергей Смирнов