loading

Дело Мау. Как близкий к власти экономист попал под арест

По «делу Марины Раковой» задержан и отправлен под домашний арест до 7 августа Владимир Мау — ректор РАНХиГС и влиятельный экономист, приближенный к властям в течение всех 30 постсоветских лет. Мау предъявлено обвинение в мошенничестве в особо крупном размере — хищении денежных средств вуза.

Что произошло

Первая подтвержденная информация о задержании Владимира Мау появилась около 15:00 мск. За два часа до этого о задержании ректора РАНХиГС со ссылкой на источники написал бывший топ-менеджер ЮКОСа Леонид Невзлин, а источники издания «Агентство» сообщили, что Мау провел на «многочасовых допросах» последние два дня. Позже СМИ выяснили, что обыск дома у Мау прошел еще во вторник, после чего с ректором РАНХиГС «проводились следственные действия».

Днем главное управление МВД по Москве подтвердило, что Мау задержан и ему предъявлено обвинение в мошенничестве в особо крупном размере, выразившемся в хищении денег РАНХиГС. В сообщении уточнялось, что экономист задержан по тому же делу, по которому проходят экс-замминистра просвещения Марина Ракова и ректор Московской высшей школы социальных и экономических наук («Шанинки»), а заодно и директор Института общественных наук РАНХиГС Сергей Зуев.

В 16:30 Мау привезли в суд для избрания ему меры пресечения. В ходе заседания выяснилось, что Мау проходит по одному из эпизодов, по которым уже предъявлено обвинение Раковой и Зуеву: всех троих обвиняют в фиктивном трудоустройстве в РАНХиГС 12 сотрудников «Фонда новых форм развития образования», который возглавляла Ракова. Ущерб в результате этих действий следствие оценивает в 21 млн рублей.

Следствие сразу ходатайствовало об избрании Мау меры пресечения в виде домашнего ареста, ссылаясь на то, что на 2 июля у обвиняемого куплен билет в Турцию. Сам подзащитный попросил отпустить его под залог 21 млн рублей, отметив, что собирался ехать на лечение, а о загранпоездке подал в правительство надлежащее заявление. «Я недавно вернулся из Турции, где встречался с их университетом, где мы обсуждали смену вектора деятельности нашего университета на Восток», — цитирует Мау РБК.

После трехчасового заседания суд удовлеторил ходатайство следствия, отправив Мау под домашний арест до 7 августа.

Что известно о деле Раковой

О «деле Раковой», ставшим самым громким уголовным осени 2021 года, The Bell подробно рассказывал здесь. Делу предшествовал конфликт Раковой вокруг многомиллиардных госконтрактов на оснащение технопарков «Кванториум» с издательством «Просвещение», связанным с близким к Владимиру Путину миллиардером Аркадием Ротенбергом.

Фабула дела по версии следствия такова. В 2019–2020 годах Фонд развития новых форм образования (принадлежавший Минпросвещения) под руководством Раковой заключил контракты с «Шанинкой» на выполнение работ по проекту «Учитель будущего». Работы, согласно экспертизе Российской академии образования, были выполнены ненадлежащим образом, но оплачены из бюджета. Общую сумму ущерба в результате действий Раковой следствие оценило в 50 млн рублей.

Позже из дела о мошенничестве Раковой в отдельное производство было выделено дело о фиктивном трудоустройстве 12 работников Минпросвещения в ИОН РАНХиГС (ущерб «более 20 млн рублей»). По этому делу и проходит Владимир Мау. Еще одно дело, выделенное в отдельное производство, — о фиктивном трудоустройстве гражданского мужа Раковой Артура Стеценко в фонд, который она возглавляла (ущерб 9 млн рублей). О том, что претензии следствия касаются и вуза Мау, стало понятно в конце мая, когда в РАНХиГС прошли обыски по одному из дел.

Саму Марину Ракову задержали в октябре 2021 года. Кроме нее, по делу проходят ее муж Артур Стеценко, коллеги по фонду Евгений Зак и Максим Инкин, а также бывший исполнительный директор «Шанинки», преподаватель РАНХиГС Кристина Крючкова. Вскоре к ним добавился Сергей Зуев, являющийся также директором Института общественных наук (ИОН) РАНХиГС.

Все фигуранты находятся в СИЗО. В начале июня арест Зуеву продлили до 7 августа, Раковой — до 6 августа.

Экономист, близкий к власти

Владимир Мау всегда считался одним из самых влиятельных и близких к властям российских экономистов. Этот статус он сохранял с начала 1990-х, когда стал одним из близких соратников Егора Гайдара.

Мау родился в 1959 году, в начале 1980-х окончил Институт народного хозяйства им. Плеханова, вместе с Алексеем Кудриным и Михаилом Задорновым учился в аспирантуре, а потом работал в Институте экономики АН СССР. Как рассказывал сам Мау, в 1987 году он познакомился с Егором Гайдаром, и в 1990-м тот позвал его в свой новый Институт экономической политики (ИЭП). Оттуда Мау вместе с руководителем перешел в правительство, где работал советником Гайдара с 1991 по 1994 годы и входил в группы по подготовке экономических реформ.

Позже Мау рассказывал, что тогда был намного менее радикален, чем сам Гайдар: скептически отнесся к идее либерализации цен, да и к самой идее перехода СССР к рыночной экономике «пришел достаточно поздно, уже в конце 1980-х». Но в итоге Гайдар оказался прав, признавал Мау. Он вспоминал своего бывшего руководителя и в политическом контексте. «Гайдар всегда пытался избегать политической активности, сторонился ее, она была ему органически чужда. Он считал, что эксперт должен честно делать свое дело и не лезть в политику», — говорил Мау в интервью ТАСС в 2020 году.

Во второй половине 1990-х, после ухода Гайдара из правительства Мау стал руководителем Рабочего центра экономических реформ — одного из правительственных think tanks, готовивших аналитические материалы и участвовашем в разработке законопроектов.

К первой половине 2000-х центр, которым руководил Мау, окончательно утратил влияние и в 2005 году влился в новый Аналитический центр при правительстве. Но сам Мау к тому времени уже там не работал — в 2002 году он был избран ректором Академии народного хозяйства при правительстве, и этот пост с тех пор занимает бессменно. При Мау на основе академии был сформирован современный РАНХиГС — один из крупнейших российских вузов, к которому в 2010 году присоединили Академию госслужбы при президенте и еще 12 федеральных вузов.

На своем сайте РАНХиГС называет себя крупнейшим вузом России; у нее 52 филиала по всей России, а по собственным данным академии, на всех ее программах в течение года обучается 235 тысяч человек.

Одновременно Мау оставался одним из важных экономических советников Кремля и правительства. Он входил в президиум экономического совета при президенте, а во второй половине 2000-х вместе с ректором ВШЭ Ярославом Кузьминовым был научным руководителем при подготовке долгосрочной программы развития российской экономики «Стратегия-2020». С 2011 года экономист входил в совет директоров «Газпрома» (и сегодня, 30 июня его снова переизбрали на эту должность). Как ректор РАНХиГС Мау регулярно (в последний раз — осенью 2020 года) встречался с Владимиром Путиным.

В начале марта 2022 года Мау подписал обращение ректоров в поддержку «демилитаризации и денацификации» Украины. «Очень важно в эти дни поддержать нашу страну, нашу армию, которая отстаивает нашу безопасность, поддержать нашего Президента, который принял, может быть, самое сложное в своей жизни, выстраданное, но необходимое решение», — говорилось в обращении.

Скопировать ссылку

Вид на миллион: сколько стоят квартиры с видом на главные достопримечательности мира

Квартиры и апартаменты с головокружительными видами на главные достопримечательности города — самые желанные объекты для покупателей по всему миру. По оценкам брокеров, панорамная картинка из окна входит в топ-5 приоритетов после локации, стоимости и планировки. Во-первых, потому что это по-настоящему редкая, коллекционная недвижимость. Во-вторых, обладание такой недвижимостью — безусловный символ престижа, социального успеха и безупречного вкуса владельца. Наконец, это самая надежная инвестиция: вид из окна увеличит среднюю стоимость аренды, а в будущем квартиру будет намного проще и выгоднее перепродать. В Москве наиболее желанная недвижимость —- с видом на Кремль, и большинство видовых квартир продается в доме «Лаврушинский» от Sminex.
Последствия «специальной военной операции» на Украине. Онлайн
21 марта 2022

Россиянка похвасталась в Твиттере оптимизацией налогов в Эстонии, ей ответил экс-президент страны. Разбираем с юристом, кто из них прав

Многие релоцирующиеся айтишники сейчас стараются подобрать такой вариант, чтобы платить со своего дохода не европейские налоги, а что-нибудь более «приемлемое». Разбираемся, что в этом стремлении может пойти не так.