Новости 29 марта 2019

Дело Абызова, дискриминация женщин и хейт в соцсетях: главное из эфира Медведева во «ВКонтакте»

Премьер-министр Дмитрий Медведев провел сегодня, 29 марта, прямой эфир с пользователями соцсети «ВКонтакте» — они могли задать ему любой вопрос на странице «VKLive с Дмитрием Медведевым» с 23 марта. Правда, у пользователей не было возможности комментировать эфир в реальном времени — его провела телеведущая Яна Чурикова. The Bell собрал главные цитаты  премьера.

Узнавайте эксклюзивы The Bell первыми из нашей ежедневной рассылки.
  • О делах Михаила Абызова и Майкла Калви.
    «Комментировать это должны правоохранительные органы, это их компетенция. Другая власть соваться не должна. Если говорить об иностранном инвесторе, у меня нет точной информации, что там происходило. Внутри лежит конфликт акционеров. Что касается моего бывшего коллеги по правительству, <…> его коммерческая деятельность мне абсолютно неизвестна. Но я слышал о конфликте между ним и кредиторами, который и получил в конечном счете такое уголовно-правовое развитие. Теперь другого варианта развития событий не существует».
  • О суверенном рунете.
    «Мы не стремимся к такому регулированию [как в Китае. — The Bell]. Я много думал об этом, если бы интернет можно было отрегулировать на уровне международной конвенции, это было бы идеально. Но это не так. Абсолютное большинство ключей находится в США. Так получилось, что технология, которой пользуются миллионы людей по всему миру, регулируется одной страной. Мы должны защитить свои интересы. Не чтобы мы что-то отключили, а чтобы нас не отключили».
  • О том, когда США отменят санкции.
    «Я могу ответить прямо — никогда. Вся их политика за последние 100 лет была на этом построена. У нас не было промежутка в истории, когда бы этих санкций не было совсем».
  • О сложной работе в правительстве.
    «Ну вообще работа в правительстве — это не самая простая работа. Из того, чем я занимался, это самая сложная».
  • О том, переживает ли власть из-за критики в ее адрес и «как противостоять хейту».
    «Ты [политик] должен быть готов, что тебя не будут хвалить — будут ругать. Власть должна быть терпима к критике, в этом сомнений нет. Но это не значит, что в соцсетях должен быть абсолютный беспредел… Если это просто критика власти, даже если это жесткая критика, ответственности наступать не должно. Но если главная цель — прямое оскорбление, что должна доказать экспертиза, это основание для применения закона. Нужно просто быть воспитанным человеком, где бы ты ни находился — в офлайне или онлайне. Подождем прецедентов».
  • О том, как собирает обратную связь в социальных сетях.
    «Вот байкальская тема. Я сначала, когда увидел, подумал, что это не очень понятная ситуация. А потом смотрю — мне пишут и пишут. Мне пришлось включиться, потому что я понял: это волнует большое количество людей. Если бы у меня не было соцсетей, я бы об этом узнал гораздо позже, и у меня бы не было представления о том, как это волнует людей».
  • О дискриминации женщин в России.
    «Дискриминация — это всегда плохо. Безусловно, дискриминация есть. У нас это более острая проблема, чем в других странах… Я скажу про правительство, известное мне. У нас сейчас из 30 членов целых 4 женщины, но я приезжаю к своим коллегам за границу — их там половина. А в нашей стране женщин больше, чем мужчин».
  • О любимой музыке.
    «Я когда-то в школе дискотеку вел. Тогда слушал определенную музыку, это был рок. Сейчас я стал более толерантный и всеядный. На моем репите может быть все, что угодно, — от Элвиса Пресли, Дина Мартина и даже Бетховена и Моцарта до рок-коллективов и электронных групп. Если говорить о рок-музыке, я сейчас больше стал слушать отечественные — «Би-2», «Сплин», «Аквариум», «Чайф», «Кино». Я и с сыном могу музыку послушать. Правда, почти никогда не слушал рэп и хип-хоп, чем могу многих огорчить».
  • О мусорной реформе.
    «Вопросами переработки мусора не занимались до этого никогда… У нас сейчас перерабатывается 7%, а в других странах — 70%. Тариф отличается от региона к региону. Это компетенция региона — они сами все решают. Где-то переработка развита лучше, где-то хуже. Они сами решают, брать тариф с человека или с площади жилья. 80% регионов ввели у себя тариф по количеству членов семьи».
  • Об обманутых дольщиках.
    «Мы приняли решение на будущее уходить из долевого строительства и переходить к ипотечной системе. Она не создает тех проблем, которые создают обманутые дольщики. Людей жалко».
  • О том, почему стал реже публиковать что-то в социальных сетях.
    «Работы много. Я же сам все делаю. Фотографии в инстаграм ставлю тоже сам, это требует времени: чтобы сфотографировать, отредактировать. Мне в целом это нравится. Я немножко фотографирую, давно этим занимаюсь — с периода, когда ходил во Дворец пионеров. Мне нравится возможность что-то показать — у нас красивая страна, да и мир в целом». 

Анна Коваленко