Новости 10 февраля 2019

ЧВК по-китайски: КНР строит свою частную военную компанию с помощью основателя легендарной Blackwater

В США разгорается новый скандал вокруг частного военно-охранного бизнеса, и Евгений Пригожин тут ни при чем. В центре скандала — Эрик Принс, основатель легендарной американской ЧВК Blackwater, получившей мировую известность после убийств ее сотрудниками мирных жителей в Ираке. За последние пять лет Принс построил новый полувоенный бизнес в Китае, и теперь его подозревают в помощи китайским властям в подавлении населения уйгурской провинции Синьцзян, где в исправительных лагерях содержится не менее миллиона людей. А еще эксперты опасаются, что Принс передал противнику США ценный опыт создания частных военных структур и дальше Китай будет справляться со своими задачами уже без него, пишет Bloomberg.

Из Ирака в Китай

После многочисленных скандалов вокруг Blackwater  Эрик Принс был вынужден сначала переименовать, а в 2010 году продать компанию. С 2013 года центр его бизнеса переместился в Китай, где Принс основал новую охранную компанию Frontier Security Group (FSG). При помощи местных посредников он сразу заручился поддержкой одной из крупнейших китайских государственных инвестиционных групп Citic, управляющей активами на $96 млрд.

Идея нового бизнеса была очевидной — в 2013 году Си Цзиньпин объявил о начале своего главного проекта во главе Китая — «Один пояс — один путь»: огромной стройки, за счет которой Китай должен связать транспортными коридорами и другой инфраструктурой Азию, Европу и Африку, сырьевые ресурсы которой активно осваивает китайский бизнес. При поддержке Citic FSG рассчитывала на выгодные контракты на охрану строек, которые должны были пройти через неспокойные  регионы.

FSG выполняет самые разные китайские заказы — она обеспечивала безопасность китайских рабочих в Сомали, вывозила тела топ-менеджеров китайской железнодорожной концессии, убитых в охваченном гражданской войной Мали,  организовывала службу воздушной скорой помощи в Кении. Но больших денег на охранных контрактах не заработаешь — и у FSG появилось собственная сырьевая «дочка» Frontier Resource Group. В Гвинее она добывает бокситы, которые поставляет китайским госкомпаниям, в Демократической республике Конго — разрабатывает медные рудники. Сейчас цель Frontier Resource Group — собрать у инвесторов $500 млн на разработку месторождений металлов, использующихся в производстве батарей для электрокаров.

Синьцзянский провал

Китай — одна из немногих стран, которой американские частные компании не могут оказывать военные или оборонные услуги — это запрещено законодательством США. Принс много раз заявлял, что FSG — не военная компания, и оказывает только услуги по охране. До поры до времени все обходилось без больших скандалов, хотя с момента избрания Дональда Трампа президентом американская пресса следила за Принсом особенно пристально — бизнесмен был одним из спонсоров президентской кампании Трампа, а его сестра Бетси деВос стала в новой администрации министром образования.

В последний раз Принс попадал на радары в 2017 году, когда The Washington Post выяснила, что годом ранее он организовывал тайную встречу на Сейшелах между наследным принцем Абу-Даби Мухаммедом бен Зайд аль-Нахайяном и таинственным российским чиновником (им впоследствии оказался глава Российского фонда прямых инвестиций Кирилл Дмитриев). Но связать эту встречу с делом о российском вмешательстве в выборы никому не удалось.

Теперь FSG оказалась в центре более серьезного скандала, хотя и тут американские интересы напрямую не затронуты. В конце января на сайте компании появилось объявление о том, что FSG инвестирует в строительство военно-тренировочного лагеря в Синьцзяне — западной провинции КНР, где китайские власти проводят жесткую репрессивную политику среди местного населения (подробно об этом можно прочитать в отличном репортаже «Медузы»).

От скандала не спасла ни конспирация (новость была опубликована только в китайской секции сайта FSG), ни быстрая реакция — новость была удалена с сайта почти сразу, представитель FSG заявил, что ее опубликовал по ошибке один из сотрудников пекинского офиса компании, а Принс выступил с личным заявлением о том, что ничего не знал и никак не участвовал в обсуждении «этого предварительного меморандума». Тем не менее новость о базе в Синьцзяне — очередное свидетельство о том, что Принс «служит национальным интересам Китая, который является прямым конкурентом США», заявил Bloomberg профессор Национального оборонного университета Шон Макфейт, создававший в Либерии частную армию по контракту с американской ЧВК DynCorp International.

Сам Принс эти подозрения отметает: «Я бизнесмен, а не политик, но я также горд тем, что я — американец, который никогда не сделает ничего, что противоречило бы национальным интересам моей страны», — заявил он Bloomberg в телефонном интервью.

Китайцы отбирают власть

Возможно, самые серьезные основания для опасений американским экспертам дает подозрение, что Китай использует экспертизу Принса для создания собственных частных охранных или военных компаний, которые уже не будут связаны биржевым листингом или американскими законами. Ведь именно по такому пути развивалась китайская промышленность и высокотехнологичный сектор.

Сейчас похоже, что именно к этому все и идет. Хотя Принс — лицо Frontier Security Group, после нескольких допэмиссий, которые выкупали китайские акционеры, ему принадлежит всего 9% акций компании. Около 40% — у Citic и других китайских государственных или окологосударственных компаний, еще 12% — у гонконгского инвестбанкира Джонсона Ко. В прошлом году FSG привлекла от CITIC и других инвесторов $107 млн.

В декабре 2018 года Citic при поддержке других китайских акционеров сместила Принса с поста председателя совета директоров FSG. Главой совета стал основатель Citic Чан Чжэньминь, а одним из его заместителей (наряду с Принсом) — выпускник академии китайского генерального штаба. Почти все американские топ-менеджеры, которых привел Принс, за последние два года покинули компанию.

Китай уже получил от альянса с Принсом хорошие дивиденды — а именно ценные знания о том, как создаются и функционируют частные военные структуры, и соответствующую тренировку сотрудников китайских компаний, заявил Bloomberg Алессандро Ардуино, ко-директор программы безопасности и кризисного менеджмента в шанхайской Академии социальных наук.

Петр Мироненко