Что с нами не так? Почему у предпринимателей не складывается с государством

Предприниматель и общественный омбудсмен по малому и среднему бизнесу Анастасия Татулова в день предпринимателя, размышляет о том как в последние годы строились отношения между предпринимателями и государством — «и что в этих отношениях не так с нами, предпринимателями».

Отношения государства и малых предпринимателей многие годы строились по принципу «я тебя не трогаю, и ты меня не трогай». Такой «общественный договор»: предпринимателям давали зарабатывать свою прибыль, развиваться, их не трогали, а они не высовывались — не голосовали, не участвовали в разработке законов, касающихся МСП, их мнения тоже никто не спрашивал.

На полянке малого бизнеса активно «паслись» разного рода контрольные органы, зарабатывая себе на жизнь подножным кормом, ну а те, кому удавалось вырасти, — пытались мимикрировать под малый бизнес, стараясь быть как можно менее заметными. Наверху шли бои олигархов, делили триллионы и недра, а МСП тихонько «починяли примус».

После 2013 года этот негласный договор начал постепенно нарушаться со стороны государства. Под лозунгом «люди — новая нефть» государство на самом деле заинтересовалось: а сколько тут можно собрать? И оказалось, что немало. Правительство начало усиленно «заботиться» об МСП, появился даже целый нацпроект. Параллельно возникли разнообразные госструктуры и общественные организации для заботы, чтобы эту заботу легализовать, и пошло-поехало: увеличение налогов, ужесточение условий, политика вытрясания всего до копейки, тренд на обеление зарплат без снижения зарплатных налогов, прессинг со стороны силовых структур. И все это на фоне падающего спроса. Получается, одна сторона договор нарушила и пошла в наступление, а вторая, растерявшись, стала отдавать все больше. Зарабатывая все меньше, отстаивать свои позиции и добиваться системных изменений предприниматели так и не научились.

Что мы делаем не так?

Вот лишь несколько паттернов поведения, которые я сама выделила — по итогам личных наблюдений за два года работы омбудсменом, из разговоров с коллегами и чиновниками, из того, о чем пишут предприниматели в моем канале.

  1. «Как бы боком не вышло»

Я видела этот феномен на многих встречах с властью. Выученная и подпитанная генами история: «промолчу — целее буду». Будешь. Мы уже домолчались, правда, до того, что кошкам скоро мяукать запретят. Мне недавно один толковый чиновник рассказал про встречу своего начальника с одной отраслью. Перед встречей предпринимателям сказали: «говорите прямо про все проблемы» — а они намертво в отказ ушли: «знаем мы, что потом начнется, нас эти же, кто сейчас на встрече сидят и кивают, после — со свету сживут за сказанное, а решить — все равно ничего не решат». Еле их уговорили хоть какие-то проблемы поднять.

Проблема понятная, да и страх оправдан. Я лично занималась жалобой в городе N, где пытались заплющить предпринимателя, который пожаловался на то, что творят местные царьки в одном из ведомств. Но вмешались омбудсмены, встали на защиту предприниматели. Бизнесмена отстояли, сдались, испугавшись огласки, чиновники, а потом и царька тихонько убрали, а вместо него поставили вменяемого, который еще и извинился. Да, это исключение, да, бывает, что все заканчивается не так счастливо, но нет другого пути.

А если вам так страшно, что вы не готовы рот открыть, не идите на встречу к чиновникам, чтобы в очередной раз сказать им «спасибо за беспрецедентные меры поддержки». Вместо себя предложите того, кто сможет сказать о проблемах. Если заранее обсудить с другими участниками встречи поднимаемые вопросы, распределить их между собой, а не зачитывать по бумажке то, что раздали помощники тех же чиновников, есть шанс, что замолчать проблему будет невозможно. А поддержав того, кто ее поднял, — вы покажете единство. Только тогда, возможно, начнется длинный путь по поиску решений. Я была на встречах, где так делали, и результаты вижу — снялись вопросы, которые годами мучили. А иначе круг замыкается: ты молчишь, сосед молчит, все молчат — нет проблемы, значит, и решать нечего. А в глубине души каждый ждет, что кто-то придет, повлияет, решит, а я потом воспользуюсь результатами, если они будут.

2. «Зачем добиваться для других — решу для себя»

Предприниматели в России много лет строили и строят свой бизнес с позиции «кругом враги». Есть проблема доверия, она в стране глобальна, тем более если вы — конкуренты. И не важен рост отрасли как таковой, зачастую волнуют только личные преференции.

Это еще один анахронизм: «все звери равны, но некоторые равнее». Иногда даже кажется, что законы и правила существуют только для того, чтобы сделать из них исключение. Но это опять, мягко скажем, не без участия предпринимателей происходит. Особенно этим крупный бизнес злоупотребляет для истребления всего мелко-среднего, чтобы потом беспрепятственно монополии строить и поднимать цены. Принятие законов в интересах конкретных людей и конкретных компаний у нас — обычное дело.

За примерами далеко ходить не надо. В марте этого года ювелирам вообще без обсуждения с МСП всего за пару дней приняли закон об отмене УСН — сразу в трех чтениях, убивающий всех малых производителей и продавцов в отрасли. А до этого принятием нескольких законов и ограничений точно так же почти в ноль убили фермеров, в угоду не будем называть кому, ставшему в результате практически монополистом в отрасли. C 2016 по 2021 год количество малых сельхозпроизводителей сократилось, по данным Росстата, с 71 тысячи до 6,5 тысяч предпринимателей. Из этой же оперы практика составления различных списков «важных», «системообразующих» и тому подобных предприятий, с которыми главным становится попасть в число заветных получателей.

3. «Без денег все равно не решить ничего»

Коррупция, говорите, замучила? Вы уже открыли рот, чтобы обвинить во всем чиновников? Остановитесь. Вспомните, что взятку не только берут. В первую очередь ее дают! Так проще, так быстрее, так ты обойдешь конкурента. Ты не дашь взятку, а сосед даст — и его бизнес пойдет лучше. Силовые структуры лезут в экономику, суды коррумпированы и работают по телефонному праву, «был бы человек, а статья найдется» — да-да, все так. Друг на друга писать доносы прекратите и выяснять отношения с участием силовиков при акционерных конфликтах — тоже. Вы же топите друг друга! Даже разругавшись в хлам с партнерами — разводитесь, пожалуйста, без всякого участия государства, понимая особенности нашей правовой системы.

4. «Это моей отрасли не касается»

«Это вон к тем пришли — пусть они и отбиваются». Так незаметно в нашу жизнь вошло много поборов — то, что начиналось с одной-двух отраслей, представителей которых удалось запугать или подкупить, после славненько перекинулось на всех. Уверена, вы и сами сможете вспомнить пяток-другой таких примеров.

5. «Для этого есть общественные организации и ассоциации, вот пусть они…»

Это вообще мое любименькое. Я общаюсь практически со всеми ассоциациями, организациями и много раз лично наблюдала такую картину: «Я — да, готов, вступаю! Правда, сейчас уплатить взнос не могу, у меня 5 тысяч с собой нет, позвоните завтра». Что в итоге? Потихоньку общественные организации начинают работать на тех, кто их содержит, и решать задачи, поставленные теми, кто платит (миллионы платит, а иногда и миллиарды). И государство тоже платит и содержит такие конторы — для того, чтобы в нужный момент как кролика из шляпы достать: «а вот мы с „бизнесом“ согласовали, у нас и подписи есть». Кто платит, тот и заказывает музыку, а то, что она для отрасли похоронная, — это вообще никого не волнует. И, знаете, это не их проблема, а наша, нашего жлобства и пофигизма, и вот этой вот волшебной фразы: «а что я за свои тысячу рублей в месяц получу?» Ничего, дружок, ты не получишь, но, возможно, твою отрасль сложнее будет угробить. Пандемия помогла многим осознать это хоть на базовом уровне, особенно в регионах. Но этого недостаточно. Организации не бывают независимые, если они не самофинансируемые.

6. «Нас мало — вот нас и не слышат»

Окститесь. Вот вам цифры.

7. «Нас не любят в нашей стране, и все против нас»

Ну да, мы находимся в существенно более некомфортных условиях в плане имиджа и уважения к профессиональному статусу, чем большинство стран мира. Ну и что? Мы из социализма только вчера вылупились, откуда ж взяться уважению, нужно время.

Государство само активно сталкивает предпринимателя с потребителем. Даже ведомство есть по надзору потребителей за предпринимателями. Вместо того чтобы учить стороны жить в мире и согласии, власти предоставляют обществу все больше возможностей для анонимных жалоб.

И с сотрудниками мы пока не на одной стороне — и этому тоже способствуют и Трудовой кодекс, и вся государственная политика в пандемию (чего только стоят «оплачиваемые каникулы за счет работодателя»).

Одно скажу: это тоже наши проблемы и только нам их решать. Мы в «АндерСон» платим все налоги с зарплат. И мы начали показывать сотрудникам — сколько у них с каждой зарплаты государство изымает. А то ведь даже самые продвинутые знать не знают, что это не просто 13%, а 13% + соцвзносы (до 30%), то есть суммарно — 42% с каждой зарплаты, которую мы им платим. Куда эти деньги деваются — не знаем, но надеемся, что на детские сады и школы. Но мы, предприниматели, можем хотя бы показать людям, сколько на самом деле отдаем государству.

Давайте просвещением заниматься, или мы ждем, что это тоже государство будет делать? Извините, а ему зачем? Кто мешает нам в стоимости товара на полке начать показывать отдельно налоги покупателю?

В меню делать то же самое. Это делают в большинстве стран, пишут внизу что стоимость в меню без налогов и указывают ставку налогов отдельно, чтобы видел обычный человек, далекий от бизнеса, — сколько из чашки кофе забирает государство. Хотя бы конечные налоги, без промежуточных.

Давайте показывать и рассказывать, что весь комфорт в городах — это и есть малый бизнес: прачечная, ветеринарная клиника, ателье, магазин, кафе, развивашки для детей. Сотрудникам объяснять, друзьям, знакомым, родителям, которые телевизор смотрят.

А о том, что предприниматели сами за свои деньги делают соцпроекты, мы кому-то рассказываем? Парки, да уже и целые города. [Основатель производителя матрасов «Аскона» Владимир] Седов «Доброград» построил. Торжок, когда из него очередной мэр сбежал, взяла в свои руки предпринимательница и без всяких должностей сделала там достопримечательности и центр туристического притяжения. Коломна — целиком предпринимательская инициатива, Гузель Санжапова с Малым Турышом, Наталия Линкова с «бабушкой на час», благотворительные проекты, социальные — таких примеров сотни, они есть в каждом регионе. Но рассказывать о них надо не друг другу, а остальным 134 миллионам проживающих в стране, причем с детства. И это нам надо делать, ни на кого не надеясь, — это нам нужно, чтобы жить в нормальной стране.

Что же делать?

Возвращаясь к началу, к нарушению договора и отсутствию нового. Я много пишу о диалоге предпринимателей с властью, еще больше — об отсутствии результатов этого самого диалога. И понятно, что я априори на стороне предпринимателя. Я вообще придерживаюсь той точки зрения, что предприниматель самим фактом существования бизнеса, предприятия и продукта уже выполнил свои обязательства перед страной — создал рабочие места и заплатил налоги. А в нашей стране он все это делает еще и вопреки — сквозь бури и шторма, сопротивление, давление и неуважение. Почему он при этом должен отстаивать свою возможность работать и развиваться? Да и должен ли? Однозначного ответа у меня нет.

Более того, уже больше 25 лет занимаясь бизнесом, я большую часть этого времени считала, что социальный договор должен быть таким:

налоги, создание рабочих мест и бизнеса в обмен на условия для работы и уважение к предпринимателю, к частной собственности и к делу, которое он создал. Быть общественным делателем, правозащитником и оставаться предпринимателем с работающим бизнесом в нашей среде — сложно, почти невозможно. Свой среди чужих и чужой среди своих.

Что же тогда делать?

Я сейчас скажу странную вещь, но, возможно, надо в этом вопросе брать пример с государства. Внутри любого ведомства полно интриг, взаимных претензий и недовольств. А уж между ведомствами — так и просто часто война не на жизнь, а на смерть. Но против предпринимателей государство идет единым фронтом, защищая честь мундира, все трения остаются внутри. Может, и нам стоит так научиться?

С днем предпринимателя вас, дорогие мои! Увидимся в канале Татулова.соm, ну а закончить хочется уже традиционно цитатой нашего президента «Если мы будем ждать чудес от золотой рыбки, то можем остаться у разбитого корыта».

Скопировать ссылку

«Чиновников просто записать в "нехороших людей"». Как российские технократы смирились с войной

Война поставила многих из «технократов», 20 лет обеспечивавших Владимиру Путину профессиональное управление российской экономикой, перед сложным выбором. После 24 февраля продолжение работы в государственных структурах повлекло за собой обвинения в коллаборационизме. Но массового исхода с госслужбы за четыре месяца так и не случилось, а из высокопоставленных либералов свою должность покинул один лишь Анатолий Чубайс, давно не имеющий отношения к управлению экономикой.
Последствия «специальной военной операции» на Украине. Онлайн
21 марта 2022

«История человеческих трагедий». Как война развела Аркадия Воложа с менеджерами «Яндекса»

На пятый месяц после начала войны «Яндекс» раскололся изнутри, а Аркадий Волож и руководство компании в России оказались по разные стороны баррикад. Часть топ-менеджеров осталась в Москве и решила спасать русский «Яндекс», часть — уехала и не верит в его перспективы. The Bell рассказывает, как война разделила крупнейшую в России IT-компанию и при чем тут Алексей Кудрин.
ТАСС @