Итоги недели 26 октября 2018 Итоги недели 26 октября 2018

Что происходит с «Яндексом», где Усманов нашел новый бизнес и о чем говорить Путину с Трампом

Крупнейшая российская интернет-компания оказалась в непростой ситуации между конкурентами, партнерами и государством — но сдаваться не собирается

Основатель «Яндекса» Аркадий Волож. Фото: Михаил Метцель/ТАСС

КОМПАНИЯ НЕДЕЛИ

Мы делали главные деловые СМИ страны, теперь делаем лучше - подпишитесь на The Bell.

«Яндекс» — в сложных обстоятельствах

Что случилось?

  • На этой неделе «Яндекс» прокомментировал новость о том, что Сбербанк заинтересовался покупкой крупного пакета акций компании, после которой капитализация компании рухнула на $3 млрд. Опровергать факт переговоров «Яндекс» не стал, но Волож объявил, что покидать компанию или сокращать свою долю в ней он не собирается.
  • Источники, близкие к Сбербанку, в разговоре с британской FT признали, что переговоры были — но в формате «разговоров за чашкой чая» (официально банк это опровергает). Как бы то ни было, по данным The Bell, в курс этих разговоров после публикаций в прессе пришлось посвятить совет директоров «Яндекса» — правда, Герман Греф не смог в нем поучаствовать.
  • А «Яндекс» на этой неделе продолжили преследовать плохие новости: сначала группа депутатов внесла в Госдуму законопроект, вводящий ограничение в 20% для иностранных акционеров в новостных агрегаторах, к которым относится сервис «Яндекс.Новости». Потом выяснилось, что правительство Москвы предлагает запретить агрегаторам во главе с «Яндекс.Такси» самим устанавливать тарифы.

Что все это значит?

  • Конкуренция на интернет-рынке растет, а «Яндекс» — лучшее, что на нем есть, рассуждает один из крупных инвесторов в IT-компании. Представители Сбербанка мотивировали свое предложение о покупке доли в «Яндексе» в том числе и тем, что сделка защитит компанию от государства или конкурентов, рассказывали источники The Bell и «Ведомостей».
  • Ближайший конкурент «Яндекса» — Mail.Ru Алишера Усманова: с недавних пор у компаний в приоритете одни и те же направления бизнеса. Главный вызов для обеих в 2018 году — полноценный выход в онлайн-ритейл. «Яндекс» вместе со Сбербанком создает «российский Amazon», Mail.Ru делает примерно то же самое с китайской Alibaba. Компании конкурируют и на рынке такси, который приносит «Яндексу» большую часть роста нерекламных доходов. Mail.Ru Group за год купила доли сразу в двух больших сервисах такси, «Ситимобил» и «Везет». В довесок к такси у обеих компаний идут сервисы доставки еды: Mail.Ru за последние полтора года купила сервисы DeliveryClub и Zakazaka, а «Яндекс» добавил к доставшемуся ему от российского Uber сервису UberEats второй по размеру в России Foodfox.
  • Сбербанк — в некотором роде конкурент им обоим: под руководством Грефа из банка он должен превратиться в IT-гиганта, который будет продавать многомиллионной армии своих клиентов все те же услуги и даже больше.
  • Попытка одного из игроков с кем-то объединиться в этой ситуации кажется логичной, но инвесторов «Яндекса» она не обрадовала: за неделю, прошедшую с момента появления новостей о переговорах со Сбербанком, капитализация компании так и не восстановилась, хотя заявление Аркадия Воложа должно было их успокоить.

Просто ли купить «Яндекс»?

  • Дело в том, что без согласия Воложа и других менеджеров компании сторонняя компания не может получить контроль над «Яндексом» просто технически. Капитал компании разделен на два типа акций с разной голосующей силой. Менеджмент во главе с Воложем контролирует компанию через акции класса B, которые дают право на 10 голосов каждая. В совокупности 100% таких акций дают 57,7% голосов, и все они принадлежат сооснователям и менеджерам компании (85% акций класса B или 49,2% голосов — лично Воложу). Акции класса B могут быть проданы только после их конвертации в акции класса А по курсу 1:1. Акции класса А дают право лишь на 1 голос каждая (100% соответствует 42,3% голосов) и распределены между инвесторами, купившими их на NASDAQ. Единственный акционер, владеющий чуть больше 5% акций класса A, — американский инвестфонд WCM Investment Management. Чтобы каким-либо образом изменить всю эту структуру, необходимо решение 66,6% голосов на собрании акционеров — то есть без согласия Аркадия Воложа это невозможно.

Что будет дальше?

Это самый интересный вопрос, ответа на который мы не знаем. Однажды «Яндексу» уже удалось отбиться и от интереса со стороны Усманова, и от желания государства взять компанию под свой контроль. Для того чтобы застраховаться от этого, и была придумана такая сложная структура собственности, при которой поглотить компанию можно, только убедив в этом ее основателя.

ЭКСКЛЮЗИВ

Новая нефть для Усманова

Как стало известно The Bell, сегодня на совещании у Дмитрия Медведева обсуждался важный вопрос — кто будет контролировать и продавать море данных о товарных потоках по всей России. Эксклюзивный доступ к ним, рассказывают источники The Bell, пытается получить компания Алишера Усманова и его партнеров. К 2024 году она должна создать систему маркировки почти всех товаров, производимых в стране или в нее импортируемых.

  • Система маркировки придумана, чтобы очистить рынок от контрафакта и затруднить любые серые схемы. Разработчиком и оператором системы маркировки стала компания со сложным названием Центр развития перспективных технологий (ЦРПТ; на 50% принадлежит Усманову и его партнерам, еще по 25% — у «Ростеха» и Александра Галицкого из Almaz Capital). Сейчас ЦРПТ уже маркирует табак и обувь, со следующего года под ее контроль перейдут еще 12 категорий — от постельного белья до покрышек, а к 2024 году — все группы товаров.
  • Но что делать с данными, которые будет аккумулировать эта система? По этому вопросу в правительстве идет дискуссия: «Речь идет о маркировке всего, выходит, что компания хочет монополию на данные, а это недопустимо», — говорит федеральный чиновник, участвующий в обсуждении. Такого же мнения придерживается помощник президента Андрей Белоусов, рассказал The Bell человек, знакомый с его позицией.
  • ЦРПТ возражает, что не претендует на монополию, а, напротив, считает, что «все участники рынка должны иметь равный доступ к накопленным данным». На их основе можно было бы создать целую платформу, к которой могли бы подключаться IT-компании, бизнесу это дало бы колоссальный толчок.
  • При этом Усманова и его партнеров устроило бы, если бы условия, а также тарифы доступа к данным системы определяла антимонопольная служба. Пойдет ли на это правительство — пока неясно.

Почему это важно?

Похоже, Алишер Усманов верит, что данные — это новая нефть. Связанная с его структурами компания на этой неделе выиграла тендер на обработку данных московского метрополитена. Но денег за свои услуги она не возьмет и даже сама заплатит за работу с клиентом. Взамен компания получит доступ к данным о передвижении пассажиров. Помимо «Мегафона» и Mail.Ru, которые тоже много про нас знают, структуры Усманова контролируют одного из крупнейших операторов онлайн-касс, которыми должны быть оснащены все торговые точки, а его партнер  «Ростех» — оператор системы «Платон» (знает все о грузовых перевозчиках и взимает с них плату). О том, кто еще в государстве лоббирует доступ к большим данным и к каким, подробнее можно почитать здесь.

«ЧТО МНЕ С ЭТОГО?»

Новости недели, важные для вашего кошелька

На совете директоров в пятницу ЦБ не стал и дальше повышать ключевую ставку, сохранив ее на уровне 7,5%. Ситуация на финансовом рынке стабилизировалась, пояснил свое решение регулятор. Впрочем, ставки по депозитам и кредитам продолжат расти и без повышения ставки ЦБ.

  • В своем сообщении ЦБ перечислил факторы стабилизации рынка. Инфляция на 22 октября (3,5%) соответствует таргету регулятора, волатильность рубля снизилась из-за сентябрьского повышения ключевой ставки и приостановки покупки Центробанком иностранной валюты до конца 2018 года, темпы роста российской экономики близки к потенциальным, а внешние условия показали «некоторую стабилизацию».
  • В последней фразе речь, конечно, о санкциях США: действительно, Конгресс не успел принять соответствующие законы до американских выборов 6 ноября, а новый Конгресс начнет работу уже в январе. Единственным большим внешним шоком до конца года может стать второй этап санкций за отравление Скрипалей — Дональд Трамп должен ввести их 22 ноября. Но в этом решении президент США не зависит от настроенного против России Конгресса — он должен ввести три меры из шести, перечисленных в законе, по его выбору (будем надеяться, что полного запрета на внешнюю торговлю и полеты «Аэрофлота» в их числе не окажется).
  • Экономисты ожидали именно такого решения, так что и рубль, и фондовый рынок слабо отреагировали на сохранение ставки. Но к остановке уже начавшегося роста ставок по кредитам и депозитам решение едва ли приведет, сказал The Bell аналитик Райффайзенбанка Денис Порывай: продолжению повышения ставок по ипотеке и другим видам кредитов, а также вкладам будет способствовать возникший на рынке дефицит рублевой и валютной ликвидности.

CОБЫТИЕ НЕДЕЛИ

Встреча Путина и Трампа

Встреча Владимира Путина и Дональда Трампа наверняка станет событием недели еще раз 11 ноября, когда лидеры встретятся в Париже. Но и на этой неделе договоренность о ней стала как минимум самым неожиданным событием — после сообщения США о разрыве ядерного договора РСМД отношения между странами поднялись на новый уровень враждебности. О чем комфортном для обоих Трамп и Путин смогут поговорить в Париже, решительно непонятно. Сегодня помощник президента США по национальной безопасности Джон Болтон предложил в качестве такой темы совместное сдерживание Китая — но комфортной для Москвы эту тему назвать трудно.

  • Визит в Москву Болтона не обещал России ничего хорошего. Еще до его приезда стало известно, что он привезет очень неприятную для Москвы новость о выходе США из договора о ракетах малой и средней дальности (РСМД). Российские внешнеполитические эксперты уверены, что выход США из ядерных соглашений вызовет «асимметричные ответы» Москвы, и какими они могут быть, пока остается только догадываться.
  • До последнего времени ядерное разоружение оставалось едва ли не единственной сравнительно безопасной и нейтральной для обеих сторон темой. Тем более для Москвы оно имеет особое значение как один из немногих оставшихся у России атрибутов сверхдержавы и главная тема, связывающая Россию с США даже в нынешние конфликтные времена. Больше, если не считать призрачных шансов на договоренности о сирийском урегулировании, Москве и Вашингтону сейчас разговаривать просто не о чем, считает эксперт по международным отношениям Владимир Фролов.
  • В Вашингтоне это, видимо, тоже понимают, поэтому Джон Болтон, уже улетевший на Кавказ, сегодня предложил возможную тему для разговора — совместная работа по сдерживанию китайской угрозы. Это старая идея внешнеполитических экспертов Республиканской партии, считающих Китай, в отличие от России, стратегической угрозой для США, поясняет руководитель программы «Россия в Азиатско-Тихоокеанском регионе» Московского центра Карнеги Александр Габуев. Но в реальности Москва в нынешних условиях никаких шагов против Китая, своего главного нынешнего ситуационного союзника, делать не будет, уверен он.

Что будет дальше?

Единственным реальным итогом встречи может стать какая-то (вряд ли публичная) договоренность о грядущих санкциях. Неопределенности результату встречи добавляет время ее проведения: через пять дней после промежуточных выборов в Конгресс 6 ноября, по итогам которых республиканцы, скорее всего, потеряют контроль над Палатой представителей.

Петр Мироненко, Ирина Малкова

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl + Enter.