Как это работает 5 ноября 2019

Чилийское экономическое чудо сгорает в огне протестов: ученые спорят, в чем причина

Экономические реформы в Чили на протяжении десятилетий считались образцом для подражания, но теперь все завоевания чилийской экономики — под вопросом. «Это не 30 песо, это 30 лет» — один из лозунгов охвативших страну протестов, которые начались после повышения стоимости проезда на метро. Но сами митингующие объясняют, что дело не в цене билета, а в том, что спустя три десятилетия с момента падения военной диктатуры люди не чувствуют значимого улучшения уровня жизни и требуют социальной справедливости. Протесты идут уже три недели, а экономисты спорят об их причинах — рассказываем об этом вместе с порталом Econs.

Фото: NP/AP

  • Неолиберальная модель развития Чили провалилась, обвиняет политику страны последних 30 лет исследователь проблемы неравенства, профессор Городского университета Нью-Йорка Бранко Миланович. Эту модель поддерживали западные страны, приняв Чили в ОЭСР, «клуб развитых экономик», пишет Миланович, Всемирный банк ставил в пример чилийский опыт регулирования рынка труда и пенсионную реформу, но все закрывали глаза на неэффективное перераспределение, которое не смогло смягчить колоссального неравенства и бедности. Пенсионеры живут на $200–300 в месяц в стране, где уровень цен составляет 80% от уровня США, а богатство 12 чилийских миллиардеров составляет четверть ВВП страны — это практически самый высокий уровень в мире, если исключить такие страны, как Ливан и Кипр, где многие миллиардеры просто «паркуют» свое благосостояние, сравнивает Миланович. Самые малообеспеченные 5% населения Чили живут так же бедно, как самые бедные 5% населения Монголии, а уровень жизни богатейших 2% соответствует уровню жизни богатейших 2% в Германии, указывает Миланович: «Так в Чили соединились Дортмунд и пригороды Улан-Батора».
Новости, которые влияют на ваш кошелек, — в ежедневной рассылке The Bell.
  • Чилийскую историю успеха нельзя отрицать из-за нынешних протестов, не согласен Ян Васкес из Института Катона. С 1990 по 2015 год доходы беднейших 10% населения выросли на 439%, а богатейших 10% — вдвое меньше, на 208%. Уровень бедности за 30 лет сократился с 45% до 8,6%, сформировался большой средний класс. Чили отличается высокой социальной мобильностью, продолжает Васкес: по подсчетам ОЭСР, 23% родившихся в семьях из 25% населения с самыми низкими доходами в течение жизни достигают уровня дохода самых обеспеченных 25%. Сейчас экономический рост замедлился, стагнация зарплаты вкупе с ростом налогов без должного увеличения качества госуслуг привели к недовольству, признает Васкес, но предлагает не ставить крест на прошлых успехах и чилийской модели, которой правоцентристcкое правительство «не смогло обеспечить моральной защиты».
  • У протестов, которые с весны 2019 года идут во многих странах Латинской Америки, есть общая черта, считает Моника де Болле из исследовательского центра Peterson Institute for International Economics: люди в них тяжело переживают post-commodity boom syndrome (синдром постбума сырьевых цен). Пока цены на сырье росли, люди ощущали себя в безопасности и были уверены в своем будущем, а в последние годы лишились этой уверенности. А власти вместо решения проблемы бедности пытаются укрепить свое положение через милитаризацию и силовой ответ на протесты, резюмирует де Болле.

О чем еще пишут в своих блогах известные экономисты: читайте на сайте Econs:

  • Как под огнем критики оказался не только наш Росстат, но и статистическое ведомство Ирландии
  • О роботе, который следит за тратами чиновников, а о нарушениях пишет сразу в Twitter
  • А еще — о том, кто такие «глоботы», чем они угрожают нам и как их превзойти

Маргарита Лютова, Эконс