Новости 28 июня 2019

Четверо фигурантов, один задержанный и детали обвинения: все новости о деле «Рольфа»

В деле о выводе из «Рольфа» 4 млрд рублей появился первый задержанный — директор департамента развития бизнеса компании Анатолий Кайро. Следствие просит отправить его под домашний арест. Всего в деле пока четыре фигуранта.

Сергей Петров, 2009 год. Фото: ИТАР-ТАСС/ Владимир Астапкович

Детали. После допроса следователи на 48 часов задержали директора департамента развития бизнеса «Рольфа», члена совета директоров компании Анатолия Кайро, стало известно в пятницу. СК просит отправить его под домашний арест.

Узнайте, во сколько вам обойдутся последние заявления властей, - в e-mail рассылке The Bell

Upd. Кайро предъявлено обвинение в незаконном выводе за рубеж 4 млрд рублей.

Фигуранты. Вместе с ним по уголовному делу проходят еще три человека — основатель «Рольфа» Сергей Петров, бывший гендиректор компании Татьяна Луковецкая и гендиректор кипрской Panabel Limited Г. Кафкалия и «иные неустановленные лица»,  сообщил «Интерфакс» со ссылкой на постановление суда о проведении обыска по этому делу.

Петров и Луковецкая находятся за границей, основатель «Рольфа» уже заявил, что возвращаться сейчас в Россию не собирается. Кто такой Кафкалия и где он находится сейчас, пока непонятно.

Подробности дела. В этом же документе (есть в распоряжении The Bell) говорится, что уголовное дело было возбуждено 25 июня ГСУ РФ по пунктам «а», «б» части 3 статьи 193.1 УК РФ — «Совершение валютных операций с нерезидентами с использованием подложных документов».

Цитата: «…следователь указывает, что не позднее 12.02.2014 в неустановленном месте Петров С.А., являющийся фактическим владельцем и руководителем ООО «Рольф», ЗАО «Рольф Эстейт», а также компании «Панабел Лимитед» (Panabel Limited), учрежденной в соответствии с законодательством Республики Кипр, генеральный директор ООО «Рольф» Луковецкая Т.М., генеральный директор ЗАО «Рольф Эстейт» Кайро А.Ю., директор компании «Панабел Лимитед» Кафкалия Г. и иные неустановленные лица заранее объединились в организованную группу для совершения тяжкого преступления — совершения валютных операций по переводу денежных средств в валюте Российской Федерации на банковские счета компании-нерезидента «Панабел Лимитед» с представлением кредитной организации, обладающей полномочиями агента валютного контроля, документов, связанных с проведением таких операций и содержащих заведомо недостоверные сведения об основаниях, о целях и назначении перевода, в особо крупном размере», — сказано в постановлении суда о проведении обыска.

  • Далее в документе описывается, что эта группа людей под руководством Петрова обеспечила «изготовление заведомо подложных документов», относящихся к покупке «Рольфом» у кипрского офшора акций «Рольф Эстейт». При этом стоимость акций последней была «заведомо завышена путем необоснованного включения в их стоимость добавочного капитала ЗАО «Рольф Эстейт»».
  • В заключение в постановлении сказано, что в нарушение ФЗ 173 о валютном регулировании и контроле Луховецкая в том же 2014 году через ЗАО КБ «Капитал Москва», обладающее полномочиями агента валютного контроля, обеспечила перевод 3,94 млрд рублей со счета «Рольфа» в компании «Капитал Москва» на счет «Панабел Лимитед» в австрийском Raiffeisen Bank.

Что грозит. Если такое преступление совершено группой лиц по предварительному сговору в особо крупном размере (свыше 45 млн рублей), наказание — от 5 до 10 лет лишения свободы и штраф до 1 млн рублей.

Реакция «Рольфа». О том, что в основу уголовного дела легла именно эта сделка, Петров рассказал журналистам еще в четверг, после появления информации об обысках в его компании и у его сотрудников. В пятницу «Рольф» объяснил сделку из дела Петрова проходившей в компании в 2014 году реорганизацией.

  • До 2014 года «Рольф» и «Рольф Эстейт» существовали как отдельные компании, но обе принадлежали кипрской Panabel Limited. Затем в рамках консолидации и укрупнения бизнеса на базе «Рольфа» было принято решение о продаже акций «Рольф Эстейт», для чего была проведена независимая оценка. Оценщиком была компания «Юрис, право и аудит», рассказал РБК представитель автодилера Павел Носов.
  • «Согласно этой оценке, «Рольф» и выкупил у своей материнской компании Panabel акции «Рольф Эстейт». У следствия есть вопросы к сумме этой сделки: они считают, что сумма завышена, хотя у нас есть независимая оценка. Мы будем защищать свою позицию в рамках закона, предоставляя доказательства, которые у нас есть, независимая оценка «Рольф Эстейт» — главное из них», — заявил Носов.

Что говорят юристы. Статья 193.1 появилась в 2013 году, когда государство начало активно вести борьбу с выводом активов за границу, рассказал The Bell в четверг управляющий партнер юрфирмы «Яблоков и партнеры» Вячеслав Яблоков. «Это такое “хищение у самого себя”, когда похищенное оказалось у тебя за рубежом. Наказание по ней должно следовать, если свои деньги или деньги компании, в которой ты единственный учредитель, переводятся за рубеж по сделкам, которые носят мнимый характер», — объясняет он. До недавнего времени эта статья была неработающей, дел по ней на практике не было, но в последний год правоохранители активизировались и начали по ней возбуждать дела. «От 5 до 10 лет лишения свободы в ситуации, когда ущерб фактически никому не причинен, — достаточно спорная ответственность», — добавляет Яблоков.

Советник юрфирмы Norton Rose Fulbright Алексей Бородак называет cтатью 193.1 УК «классикой уголовно-правового обвинения»: любая валютная операция может оказаться под ударом. «Расценки по любой операции можно признать завышенными или заниженными, сделав вывод об ущербе одной из сторон», — соглашается с ним еще один юрист, попросивший об анонимности.

Причины. Сам Петров называет возможными причинами уголовного дела желание рейдерского захвата или его независимую политическую позицию.

«Скорее всего, это разборки, которые продали как политическое дело. Взгляды Петрова не секрет», — соглашался в разговоре с The Bell в четверг высокопоставленный сотрудник одной из спецслужб. Петров утверждает, что с осени 2018 года ему начали поступать предложения о продаже бизнеса. На вопрос The Bell, от кого они поступали, бизнесмен отвечать не стал, сказав только, что речь не шла о других участниках автодилерского рынка — «какие-то инвесторы».

Анна Коваленко, Ирина Малкова