Итоги недели 13 сентября 2019

Бюджетные триллионы Ротенберга и Тимченко, три вопроса к выборам в Москве и Дудь против Зеленского

Кудрин и Набиуллина проигрывают спор о триллионах из ФНБ

Главный итог недели, вместившей Московский и Сочинский экономические форумы, — правительство решило судьбу триллионных излишков Фонда национального благосостояния. Значительная их часть будет потрачена на крупные проекты в России, а первыми бенефициарами могут стать структуры Аркадия Ротенберга и Геннадия Тимченко. Против в той или иной форме выступали министр экономики Максим Орешкин, главы Счетной палаты Алексей Кудрин и ЦБ Эльвира Набиуллина. Последняя сегодня даже поддержала альтернативную идею Кудрина о смягчении бюджетного правила — это позволило бы распределять деньги через бюджет, а не на закрытых совещаниях в правительстве. Но Минфин отступать не собирается.

Мы делали главные деловые СМИ страны, теперь делаем лучше - подпишитесь на The Bell.

О чем спор. В главном российском экономическом споре 2019 года — о трате денег ФНБ — есть две основные темы: сколько накопленных нефтяных сверхдоходов можно потратить и на что. По сути обе они сводятся к одному и тому же вопросу — стоит ли направлять больше денег в экономику.

  • Первый вопрос — как потратить излишки Фонда национального благосостояния (ФНБ), который в 2020 году превысит 7% ВВП. Все деньги ФНБ свыше этой планки по закону можно инвестировать. В 2020 году из ФНБ можно будет инвестировать 1,8 трлн, в 2021 году — 4,2 трлн рублей, говорил летом «Ведомостям» чиновник экономического блока правительства. Вице-премьер, министр финансов Антон Силуанов заявлял, что эти деньги можно потратить на проекты в России. Министр экономики Максим Орешкин возражал, что безопаснее потратить их за рубежом — на кредиты для покупателей российской экспортной продукции. Глава ЦБ Эльвира Набиуллина считала, что инвестировать деньги в России чревато инфляционными рисками и опасностью резкого укрепления рубля, а кредитование покупателей российского экспорта по сути ничем не отличается от инвестирования в России. Об этом споре мы подробно писали здесь.
  • Второй вопрос — стоит ли увеличить цену на нефть, доходы свыше которой автоматически направляются в ФНБ по действующему бюджетному правилу. Если бюджетное правило будет смягчено, доля нефтяных сверхдоходов, идущая в бюджет — а значит, в перспективе и в экономику страны, — вырастет. В 2019 году цена отсечения составляет $41,6 за баррель, она ежегодно индексируется на 2%. В 2018 году Алексей Кудрин предлагал для выполнения нацпроектов повысить эту цену на $5, но других сторонников у идеи тогда не нашлось, и правительство решило вместо этого повысить НДС с 18 до 20%.

В чем разница. По сути эффект у инвестирования излишков ФНБ и повышения цены отсечения будет один и тот же — государство потратит больше денег, накопленных за счет высоких цен на нефть. Повышению цены отсечения на $5, о котором говорил Алексей Кудрин, соответствует трата 750 млрд рублей в год из ФНБ, следует из расчетов «Ренессанс капитала», которые приводит РБК. Разница между двумя методами — в том, как будут приниматься решения о трате денег: решения об инвестировании излишков ФНБ, скорее всего, будут приниматься правительством, а бюджет проходит более сложную и прозрачную процедуру утверждения.

  • 12 сентября вице-премьер Антон Силуанов заявил, что правительство согласовало принципы инвестирования денег ФНБ: деньги можно будет тратить и на проекты в России, и на экспортные кредиты.
  • «Не вкладывать деньги в нашу экономику невозможно. В России есть интереснейшие, шикарные проекты», — добавил Силуанов. До сих пор он называл только две стройки, на которые могут пойти деньги ФНБ, — и бенефициарами обеих станут друзья Владимира Путина. Это газохимический комплекс в Усть-Луге за 2,3 трлн рублей, который «Газпром» строит вместе со структурами, которые связывали с Аркадием Ротенбергом (мы подробно писали о схеме его финансирования), и проект «Арктик СПГ» НОВАТЭКа за 1,3 трлн рублей. 23,4% акций НОВАТЭКа принадлежит Геннадию Тимченко.
  • На следующий день, выступая на Сочинском форуме, Силуанову заочно ответила Эльвира Набиуллина — неожиданно поддержав повышение цены отсечения в бюджетном правиле. «Я выступала против того, чтобы мы делали очень высокую цену отсечки по нефти для бюджетного правила; <…> я считаю, что на тот момент это было правильно. Но сейчас мы накопили определенную подушку, и если уже менять ФНБ, то лучше это делать более прозрачным способом, возможно, через систему отсечки», — заявила она.
  • Говоря о «более прозрачном способе», Набиуллина наверняка имела в виду то, что процедура инвестирования излишков ФНБ нигде не описана и пока существует только в виде высказываний Силуанова о «шикарнейших проектах». Летом Силуанов говорил, что Минфин разработает критерии для отбора проектов, в которые будет инвестировать ФНБ. Процедура согласования финансирования проекта в Усть-Луге, которую описывал The Bell, свидетельствует о том, что сейчас решения принимаются в режиме закрытых совещаний и переписки между правительством и госкорпорациями.
  • В Минфине с предложениями Кудрина (а теперь и Набиуллиной) соглашаться не собираются. «Странно такие предложения слышать от Центрального банка. <…> Конечно, подрывать доверие к экономической политике мы не будем — изменение [бюджетного] правила не планируется», — прокомментировал вечером ее слова замминистра финансов Владимир Колычев.
Следить за ценами на нефть начиная с 2020 года придется намного пристальнее — инвестирование нефтяных сверхдоходов в нефтегазовые проекты внутри страны повысит зависимость экономики России от цен на нефть. В этом смысле решения правительства выглядят не очень логично. «Сама концепция сохранения нефтяных доходов заключается в том, чтобы снизить риски и меньше зависеть от волатильности нефтяных цен. Когда средства ФНБ вкладываются в нефтяные или газовые проекты, общий смысл теряется, подушка безопасности тратится впустую, а риски увеличиваются: если цены упадут, эти компании первыми упадут в цене», — говорит руководитель экономического департамента Института энергетики и финансов Марсель Салихов.

ПАРТНЕРЫ THE BELL

Токсичные отношения: чем опасен электронный мусор

Электронный мусор — это новая глобальная экологическая угроза, не менее серьезная, чем пластик. Маленькое кладбище старых гаджетов, включая смартфоны и планшеты, которое есть почти у каждого, — это гигантский источник токсинов и загрязняющих веществ. Однако это еще источник ресурсов. Как бизнес сражается с электронным мусором? Может ли рядовой пользователь техники не бросать свой электронный камешек в груду ядовитых отходов? Какие гаджеты наиболее опасны и как утилизировать их правильно? Об этом читайте в нашем специальном проекте с IQOS здесь.

СИГНАЛЫ

Три вопроса про выборы

Главное политическое событие лета — выборы в Мосгордуму, из-за которых на два месяца Москва превратилась в центр протестной активности, наконец позади. Протестное голосование на выборах нанесло по партии власти серьезный удар. Даже замаскированные под самовыдвиженцев кандидаты от «Единой России» смогли получить только 25 из 45 мест. Остальные 20 достались системной оппозиции, которую поддержал своим «умным голосованием» Алексей Навальный. Это втрое больше, чем в нынешней Мосгордуме, и втрое больше, чем власть рассчитывала перед выборами. Вот здесь мы для наглядности поместили на одну карту, в каких округах победили кандидаты от мэрии, в каких — от оппозиции, а также — кто они все такие.

  • Последний вопрос — самый сложный. Главный герой недели — победивший в 3-м округе 31-летний инженер Александр Соловьев, который прошел в Мосгордуму от «Справедливой России». Соловьева, который шел на выборы как технический спойлер другого Александра Соловьева, экс-главы «Открытой России» Ходорковского, после его победы на выборах еле нашли. Он не вел кампанию, до выборов его почти никто не видел, а в ФБК, где Соловьева посчитали достойным «умного голосования», вообще сомневались в том, что он существует. На третий день поисков Соловьев нашелся в приемной у Сергея Миронова, но меньшей загадкой от этого не стал.
  • После выборов вскрылась еще одна странность: самовыдвиженцы, которым в отличие от оппозиционеров удалось зарегистрироваться в качестве кандидатов, получили на них голосов меньше, чем собрали подписей в ходе регистрации (речь о 50 участниках выборов из 99, которым пришлось их собирать). Вывод из этого напрашивается один: якобы собранные ими подписи нуждались как минимум в не менее тщательной проверке, чем подписи Дмитрия Гудкова, Любови Соболь, Ильи Яшина и их товарищей по несчастью.
  • Вишня на торте: защищенное электронное голосование, которое в рамках эксперимента прошло в трех округах Москвы. Пару раз в ходе эксперимента система висла, но это не главная беда. Уже после выборов «Медузе» не составило большого труда добыть секретный ключ и расшифровать все голоса избирателей, восстановив ход голосования, — и для этого вовсе необязательно было иметь в штате хакера. Но главное — во всех трех округах замаскированные единороссы получили в электронном голосовании намного более высокий процент, чем в обычном. Как так вышло? Пока неизвестно, но, например, проконтролировать «правильное голосование» бюджетников при электронном голосовании намного проще, чем в кабинке, — механизмов защиты от принудительного голосования в московской системе нет.

ЭКСКЛЮЗИВ

Обмен ударами

Не проходит и недели без новостей с поля битвы за жизненное пространство каждого россиянина. Главные участники противостояния — «Яндекс», Сбербанк и их союзники. Сбербанк недавно договорился о партнерстве с Mail.Ru Group в очень конкурентном сегменте онлайн-такси и доставки еды. А «Яндекс», как выяснил на этой неделе The Bell, решил взять в партнеры ВТБ — и тоже на очень конкурентном поле финансовых сервисов для инвестиций. О совместном проекте «Яндекса» и ВТБ The Bell рассказали два собеседника на финансовом рынке. Новый сервис, по их данным, будет рассчитан в том числе на непрофессиональных инвесторов. С помощью «Яндекс.Инвестиций» они смогут покупать не только акции, но и другие ценные бумаги и финансовые инструменты. Похожий сервис, кстати, есть и у Сбербанка.

О ЧЕМ ВСЕ ГОВОРЯТ 

Речь Дудя

Юрий Дудь, собирающий десятки миллионов просмотров на YouTube, перестал быть просто очень популярным блогером. С тех пор как Дудь занялся документалистикой, он автоматически перешел в разряд политических фигур, а с учетом числа его подписчиков — в число тех, за кем точно будут присматривать в Кремле. Летом Дудь поддержал протесты в Москве против нечестных выборов. А на этой неделе все обсуждают его речь на премии журнала GQ, которую традиционно посещает вся светская Москва. Дудь, получивший премию в третий раз, попросил слушателей не молчать о политических заключенных, жестокости полиции к мирным демонстрантам и коррупции и назвал «людьми года» участников московских протестов.

Цитата: «У меня есть просьба. Когда в России в следующий раз будут метелить очередных простых прохожих дубинками, когда будут воровать следующий вагон государственных денег, когда будут вкидывать новую пачку макулатуры в избирательную урну, я очень прошу вас говорить об этом, а не молчать».

Выступление, как и его документальный фильм про теракт в Беслане (набрал уже 14 млн просмотров на YouTube), вызвало резкую критику провластных журналистов. Теперь Дудя называют агентом Запада и Ходорковского. Зато люди из либерального лагеря уже начали сравнивать его с Владимиром Зеленским. И кое-что общее в целом есть:

ПАРТНЕРЫ THE BELL

Почему ваша реклама не работает?

70% всех предпринимателей, которые заказывают рекламу, недовольны ее результатом. На первый взгляд это происходит по разным причинам: неправильное позиционирование, неверная площадка или аудитория. Но на самом деле корень этих проблем — неполная или несовершенная аналитика. Вместе с нашим партнером — компанией Calltouch — разбираем несколько мифов об эффективности рекламы. Что это на самом деле такое, сквозная аналитика, и почему ваш бизнес сегодня нуждается в подобной услуге как никогда, читайте здесь.

Петр Мироненко