Истории 10 февраля 2020

Бизнес на крови: как семья из Европы заработала $3,8 млрд на бедных американцах

Ухудшение благосостояния беднейших американцев спровоцировало расцвет бизнеса в буквальном смысле на их крови. Семья Грифолов из Барселоны, владеющая корпорацией Grifols, заработала $3,8 млрд на плазме крови, подсчитал Bloomberg. 

Американцы сдают кровь, чтобы сводить концы с концами. За 10 лет объемы увеличились вдвое

За последнее десятилетие сбор плазмы в США увеличился более чем вдвое. Причина — рост мирового спроса и то, что небогатые американцы часто таким образом сводят концы с концами. Благодаря этому Grifols оказалась на волне: только в прошлом году ее котировки выросли на 37% — это вчетверо больше, чем рост индекса испанской биржи, на которой компания торгуется.

Чистая прибыль компании за 2018 год составила $653 млн, капитализация превысила $19 млрд. Более трех четвертей выручки в $4,92 млрд дало американское подразделение. При этом у Grifols есть и другие направления: она европейский лидер по производству медикаментов на основе плазмы, а также поставляет приборы, инструменты и реагенты для клинических исследований.

Компания остается семейным бизнесом, а богатство семьи делят потомки основателей Grifols Виктора и Хосе-Антонио. Поэтому одно из крупнейших состояний Испании часто ускользает от поверхностных исследователей: к $1 млрд приближается только состояние вдовы Виктора Грифола.

Grifols собирает кровь в торговых центрах в 32 штатах. Ее клиенты — в основном рабочие и продавцы

Grifols управляет 220 центрами сбора плазмы в 32 штатах — это примерно каждый четвертый такой центр в США. Часто они расположены на самых дешевых арендных площадях в торговых центрах американской субурбии.

Основные клиенты — рабочие, которым не хватает денег на жизнь, низкооплачиваемые продавцы, едва справляющиеся с обслуживанием образовательного кредита, и вообще люди, оказавшиеся в сложной ситуации. Сдача крови не отнимает много времени — многие делают это во время обеденного перерыва на работе. Для семей, живущих в крайней бедности, донорство может быть единственным источником дополнительного дохода.

За одну сдачу плазмы (примерно 750 мл) американец может получить максимум $70 наличными. Это не так истощает организм, как сдача крови, тем не менее многие злоупотребляют донорством. Считается, что здоровый человек может сдавать плазму дважды в неделю, и при средних $30 за отбор это теоретически дает $3000 в год. Побочные симптомы включают анемию, снижение сопротивляемости инфекциям, проблемы с почками и печенью.

Рынок плазмы крови достиг $26 млрд. Grifols считает риском для бизнеса улучшение экономической ситуации

Плазма — жидкая часть крови, и она широко применяется в медицине. По данным BBC, в 2018 году мировой рынок плазмы крови в денежном выражении достиг $26 млрд, в 2023 году достигнет $35 млрд. По данным за 2016 год, которые цитирует NYT, кровь и ее продукты занимали 1,9% экспорта США — больше, чем, например, соевые бобы.

Ее использование до сих пор вызывает споры: вопрос в том, должны ли компании платить донорам плазмы. Сейчас эта практика законна только в США, Германии и Китае. В России компенсация за сдачу крови и плазмы является социальной.

Многие аналитики называют политику Grifols олигополией и сомневаются в чистоте бизнес-модели, основанной на том, что поощрять людей продавать себя частями — совершенно нормально. Компании же напоминают, что плазма в конечном итоге спасает жизни. 

Исследования показывают, что центров сбора плазмы непропорционально больше в бедных районах. Свою зависимость от бедности населения признает и Grifols. Так, в качестве одного из бизнес-рисков она указывает «улучшение социально-экономических условий в регионах, в которых расположены центры сбора плазмы у нас и наших поставщиков».

Лада Шамардина