Как это работает 25 мая 2019

Битва экосистем: «Яндекс» и Сбербанк вступили в борьбу за каждого россиянина

Главными событиями конца недели стали ежегодные мероприятия двух компаний, которые собираются в ближайшие годы поделить российский рынок между своими экосистемами, — конференция YaC, на которой «Яндекс» рассказывал о своих планах завоевания авторынка, и собрание акционеров Сбербанка, где Герман Греф говорил об успехах в превращении Сбербанка в технологическую компанию. По сути оба идут к одной и той же цели — технологическому доминированию в повседневной жизни клиентов, но с разных концов: «Яндекс» — из онлайна в офлайн, Сбербанк — из офлайна в онлайн.

Фото: Александр Астафьев/ТАСС

Эта статья была написана для еженедельной итоговой рассылки The Bell. Подпишитесь здесь

Больше историй о главных стартапах планеты в ежедневной рассылке The Bell.
  • «Яндекс» — классическая интернет-компания, бизнес которой был построен вокруг медийных продуктов — от поиска до новостей, а монетизация строилась на рекламной модели. С середины 2010-х главная цель компании — зарабатывать больше на сервисах, а из онлайна перейти в офлайн. Не зря в феврале Аркадий Волож, представляя итоги 2018 года, с гордостью говорил, что нерекламная выручка «Яндекса» достигла 20%. Главными героями конференции YaC 2019 в четверг (подробно мы разбирали ее здесь) стали беспилотник, система «Яндекс.Авто», которую установят на 2 млн автомобилей «АвтоВАЗа», Renault и Nissan, и голосовой помощник Алиса, который должен связывать воедино онлайн- и офлайн-элементы экосистемы «Яндекса».
  • Логичным в рамках этой стратегии выглядит назначение управляющим директором «Яндекса» Тиграна Худавердяна, который возглавлял самый успешный офлайновый актив компании — «Яндекс.Такси». Одновременно «Яндекс» старается застолбить за собой самые большие, но до сих пор не до конца освоенные медийные сегменты — музыку и видеостриминг.
  • Сбербанк, наоборот, движется из офлайна в онлайн и становится все более медийной компанией. Сделкой года для банка стала покупка «Рамблера» (а до нее — были неудачные переговоры о покупке «Яндекса», которые Греф, впрочем, отрицает). Самым интересным активом в этой сделке для Сбербанка был онлайн-кинотеатр Okko, а большая часть инвестиций в «Рамблер» будет направлена на покупку контента, сказал сегодня Герман Греф в интервью «Коммерсанту». «Рамблер» должен стать витриной для всех продуктов экосистемы Сбербанка. Она, как объяснял недавно The Bell член совета директоров банка, известный IT-инвестор Леонид Богуславский, должна стать полносервисным супермаркетом с единой идентификацией клиентов, который будет предлагать им кросс-бенефиты в разных сервисах. Это чем-то напоминает подписку «Яндекс.плюс», на базе которой «Яндекс» объединяет свои сервисы, предлагая подписчикам скидки одновременно на такси, каршеринг, музыку и видео.
  • Одним из главных героев сегодняшнего собрания акционеров Сбербанка была робот и цифровая ведущая корпоративного телевидения Сбербанка Елена, разработанная компанией «Центр речевых технологий». В апреле банк Грефа заплатил Газпромбанку за контроль над ЦРТ как минимум 5 млрд рублей — всего вдвое меньше, чем Александру Мамуту за «Рамблер». Сделка поможет Сбербанку и в банковских сервисах (распознавание лиц и голоса для идентификации клиентов), и, в перспективе, в создании собственного голосового ассистента, без которого не обходится ни одна цифровая экосистема от Amazon до «Яндекса». «Мы будем точно не хуже Google и Apple», — заявил сегодня на собрании акционеров Греф.

Что дальше. У исходных точек обеих компаний есть свое преимущество: у «Яндекса» — сильная технологическая экспертиза и способность быстро масштабировать свою инфраструктуру на новом рынке, у Сбербанка — готовая многомиллионная база клиентов, которые к тому же собраны в едином мобильном приложении с функцией платежей. Это, конечно, «Сбербанк онлайн», у которого на ноябрь 2018 года было больше 40 млн пользователей. Это может позволить Сбербанку попробовать использовать стратегию «суперприложения», объединяющего все нужные клиентам сервисы. Благодаря ей китайский Wechat смог стать доминирующим игроком на рынке страны. Сейчас по этому же пути в Юго-Восточной Азии идут сервисы Grab и Go-Jek, которые начинали как приложения для заказа такси.

Битва экосистем почти неизбежно закончится тем, что в течение 5–10 лет одна из них завоюет ваше жизненное пространство. Пока кажется, что у «Яндекса» и Сбербанка больше всего шансов сыграть эту роль в России.

Петр Мироненко