Новости 19 августа 2019

Бенефициар «закона Яровой» инвестировал в стартап сына начальника СЭБ ФСБ

Крупнейший производитель средств прослушки для «закона Яровой» — холдинг «Цитадель», связанный с партнером Алишера Усманова Антоном Черепенниковым, инвестировал в стартап «Бастион» 23-летнего сына начальника Службы экономической безопасности (СЭБ) ФСБ Сергея Королева, выяснила «Русская служба Би-би-си». «Цитадель» — крупнейший игрок на рынке производителей «систем оперативно-разыскных мероприятий» (СОРМ), которые используют спецслужбы.

Герой. Сергей Королев — выходец из петербургского управления госбезопасности. Его карьера началась после переезда из Санкт-Петербурга в Москву на посту помощника министра обороны Анатолия Сердюкова, где он курировал ГРУ.

  • В 2010-х Королева назначили начальником Управления собственной безопасности (УСБ) ФСБ, где он занимался громкими уголовными делами от дела руководителя антикоррупционного управления Дениса Сугробова и миллиардера Дмитрия Михальченко до дел губернаторов Вячеслава Гайзера и Никиты Белых. «Росбалт» и «Новая газета» писали, что Королев — один из кандидатов на пост первого замдиректора ФСБ.
  • Подчиненные Королева участвовали и в разработке сотрудников банковского отдела Управления «К» СЭБ ФСБ — весной этого года глава этого отдела Кирилл Черкалин и двое его бывших коллег оказались в СИЗО. При обысках у них было найдено 12 млрд рублей деньгами и драгоценностями. Мы подробно рассказывали, как был устроен их бизнес, здесь.
Будьте в курсе новостей, которые влияют на ваш кошелек, — подпишитесь на рассылку The Bell.

Бизнес. Сотрудники «Цитадели» описывают 23-летнего владельца стартапа «Бастион» Бориса Королева как «ботаника с рюкзаком, типичного программиста». Он зарегистрировал компанию летом прошлого года вместе с одногруппниками по МГТУ имени Баумана и возглавил ее, а уже к октябрю  в капитал стартапа вошел настоящий гигант российского IT-рынка. Сейчас у «Цитадели» 51%, у Бориса Королева — чуть больше 25%.

Поначалу «Бастион» специализировался на «этичном» хакерстве, то есть тестировании уязвимости информационных систем компаний, например сайта и внутренних Wi-Fi-систем. Теперь в капитале стартапа — «Цитадель», монополизировавшая рынок прослушки для «закона Яровой». Холдинг объединяет больше 20 компаний, которые специализируются на разработке программ для оперативно-разыскных мероприятий (СОРМ), необходимых для доступа к данным спецслужб по «закону Яровой».

Об этом говорят. «Цитадель» обратила внимание именно на «Бастион», потому что основной владелец холдинга 36-летний Антон Черепенников поддерживает постоянные отношения с Бауманкой, выпускником которой является, объяснили журналистам в пресс-службе «Цитадели».

«Сейчас я делаю ставку на „молодую кровь”, из которой через 10 лет могут появиться новые управленцы. [„Бастион”] — это семь студентов МГТУ имени Баумана. Чтобы быстрее их всему научить, внутри холдинга мы отдаем им небольшие субподряды […] Таким образом мы качаем стартап изнутри, а ребята получают реальный опыт и нарабатывают экспертизу», — рассказывал сам Черепенников в интервью «Ведомостям» в марте этого года.

Холдинг «Цитадель» с 2016 по 2018 год скупал производителей СОРМ — на тот момент Владимир Путин уже подписал «закон Яровой». Всего он приобрел четыре фирмы, заняв, по разным оценкам, 60–80% рынка. В результате и образовалась «Цитадель», которая, в свою очередь, входит в «ИКС Холдинг» Черепенникова — партнера миллиардера Алишера Усманова. Он также является основателем киберспортивной компании Virtus.pro, в которую Усманов вложил $100 млн. За прошлый год скупленные компании серьезно нарастили финансовые показатели — выручка только одной из них — «МФИ Софт» утроилась, достигнув 10,3 млрд рублей, тогда как ближайший конкурент «Цитадели» заработал почти в пять раз меньше.

Зачем «Цитадели» «Бастион», не ясно, но деятельность холдинга связана с ФСБ. Например, именно там компании холдинга получают лицензии на разработку шифровальных систем. Но одного этого недостаточно для вывода о том, что у главы СЭБ ФСБ Сергея Королева могут быть признаки конфликта интересов, говорит замдиректора «Трансперенси интернешнл — Россия» Илья Шуманов.

Анна Коваленко