Башня секретов: за что инвестор Trump Tower заплатил $100 млн «лицам, близким к Кремлю»

Подробно 12 июля 2018

Предполагаемые связи с Солнцевской ОПГ, стомиллионные  откаты кремлевским чиновникам и башня Трампа — Financial Times рассказывает (платный материал), как российско-канадский бизнесмен Алекс Шнайдер и его украинский партнер Эдуард Шифрин заработали $850 млн, часть которых Шнайдер вложил в строительство Trump Tower в Торонто. Как выяснила FT, $100 млн из этой суммы было выплачено фактически в качестве отката «лицам, близким к Кремлю».

Инвестор с российскими корнями

О том, что Алекс Шнайдер вложил $40 млн в строительство Trump Tower в канадском Торонто, впервые сообщил The Wall Street Journal год назад. Бизнесмен инвестировал в проект часть из $850 млн, вырученных им и Эдуардом Шифриным от продажи Внешкономбанку украинского металлургического комбината «Запорожсталь». Как выяснила FT, теперь Шнайдер утверждает, что $100 млн из этих денег его партнер собирался отдать за организацию сделки неким «близким к Кремлю лицам».

Читайте только важные новости. Подписывайтесь на рассылку The Bell
  • Шнайдер родился в Ленинграде, а вырос в Торонто, куда эмигрировали его родители. К 36 годам ему удалось попасть в список миллиардеров по версии Forbes и стать одним из самых богатых бизнесменов в Канаде. Своим успехом Шнайдер во многом обязан тестю, ставшему его наставником в бизнесе, — также эмигранту из СССР Борису Бирштейну, рассказывает FT. Бирштейн уехал из Союза в 1977 году, но активно вел бизнес с СССР. Как пишет FT, он был тесно связан с КГБ: помогал сотрудникам комитета вывести деньги за рубеж, участвовал в тайных бизнес-проектах КГБ, а также принял на работу сотрудника спецслужбы, занимавшегося отмыванием денег КГБ за рубежом.
  • После падения СССР у Бирштейна был совместный бизнес с бизнесменом Сергеем Михайловым, который считался главой Солнцевской преступной группировки. После того, как в 1996 году Михайлова задержали в Швейцарии по обвинению в участии в преступной группировке, их сотрудничество с Бирштейном завершилось. Примерно в это же время Бирштейн отошел от дел с постсоветским бизнесом и познакомился со Шнайдером.
  • Благодаря близости к Бирштейну Шнайдеру также удалось познакомиться со многими влиятельными людьми на постсоветском пространстве — например, тем же Михайловым, а в эпоху приватизации купить на Украине один из крупнейших промышленных комплексов Украины, металлургический завод «Запорожсталь». Владельцем завода стала компания Midland, которой Шнайдер владел вместе со своим партнером Эдуардом Шифриным. В 2003 году они добавили к своим активам российский металлургический завод «Красный октябрь».

Посредничество Кремля

В 2010 году у владельцев «Запоржстали» появилась возможность ее выгодно продать. В мае того года Шифрин позвонил Шнайдеру и рассказал, что есть некие покупатели, которые действуют в интересах российских властей и хотят купить долю в компании. Москва в тот момент якобы хотела воспользоваться падением спроса на украинский металл и приобрести активы для поддержания своего влияния на Украине. Шифрин пояснил, что российские власти считают «Запорожсталь» «политически стратегическим» объектом и ясно дали понять, что, если сделка не состоится, активы партнеров в России могут оказаться под угрозой.

  • Партнеры согласились продать свою долю офшорным компаниям с Кипра и Британских Виргинских островов. Финансированием сделки занимался государственный Внешэкономбанк, и после сделки фактический контроль над предприятием перешел к российским властям, указывает FT.
  • Группа Шнайдера и Шифрина Midland по итогам сделки получила $850 млн — на $160 млн больше, чем предлагал бизнесменам украинский олигарх Ринат Ахметов, с котором до этого они договаривались о продаже завода. Но условия новой сделки предполагали, что Шнайдер и Шифрин должны были распределить большую часть этих денег между несколькими лицами: $50 млн — отдать Ахметову в качестве компенсации за срыв сделки, а еще $100 млн — передать через офшоры тем, кто организовывал сделку.
  • Судьба этой тайной комиссии в $100 млн до сих пор неизвестна, а показания Шнайдера и Шифрина о том, кому перешли эти деньги, разнятся — но оба утверждают, что деньги предназначены для лица, представляющего интересы Кремля. По словам Шифрина, средства должен был получить бывший чиновник администрации Леонида Кучмы и глава украинской нефтегазовой госмонополии «Нафтогаз Украины» Игорь Бакай — он организовывал продажу. У Шнайдера немного другая версия. Он заявляет, что под предлогом выплаты комиссии Шифрин сначала перевел деньги себе, сообщив менеджерам компании, что ему необходимо заплатить российским чиновникам. Об этом FT узнал из двух документов — жалобы Шнайдера в адрес Шифрина, которая была направлена в Лондонский арбитражный суд в 2016 году, и ответных письменных показаний Шифрина.
  • После завершения сделки в октябре 2010 года Шнайдер и Шифрин поделили между собой активы Midland, а Шнайдер вложил $40 млн из заработанных денег в строительство башни Трампа. Среди кредиторов строительства башни в 2016 году была указана компания, связанная с Борисом Бирштейном, хотя его адвокаты утверждают, что бизнесмен никак не связан с проектом. Трамп всегда смотрел сквозь пальцы на сомнительную репутацию своих партнеров, а после серии банкротств в 1990-х и 2000-х годах The Trump Otganization не могла занимать средства у крупных банков. Проект в Торонто был задуман еще в 2001 году, но к моменту появления Шифрина давно потерял своих первоначальных инвесторов.
  • В Trump Organisation сообщили изданию, что компания не являлась владельцем, девелопером или продавцом башни Трампа в Торонто, она также не принимала участие в финансировании проекта. Роль компании сводилась к предоставлению лицензии своего бренда и управлению недвижимостью (до июня 2017 года). Представитель ВЭБа отказался от комментариев.

Лиана Фаизова


Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl + Enter.