Новости 21 февраля 2019

Арашукова арестовали после доклада ФСБ о его схеме хищения газа

Хищение газа на 31 млрд рублей, в котором обвиняется Рауль Арашуков, советник гендиректора «Газпром межрегионгаза» Кирилла Селезнева, расследовала и раскрыла служба экономической безопасности ФСБ за неделю до арестов по делу Арашуковых. Об этом пишет РБК со ссылкой на справку оперуполномоченного одного из подразделений этой службы. Из документа следует, что Рауль Арашуков и другие участники предполагаемого преступного сообщества искусственно завышали потери газа и утверждали, что взыскать оплату с абонентов невозможно. Эту же схему на примере Ставропольского края описывал The Bell.

Схема хищения. Чтобы завысить показатели потерь газа, лицевые счета регистрировали на абонентов, заведомо неспособных оплатить их. Например, на «обезличенные» счета или на адреса домов, которые существуют фактически, но в документах обозначаются иначе (например, юридический адрес может содержать литеру или номер корпуса, не указанные на доме). Преступная группа продавала «потерявшийся» газ в обход приборов учета или поставляла на собственные объекты без выставления счетов, то есть бесплатно. Как писал The Bell, в 2015 году на эту схему обратили внимание налоговики в Ставропольском крае. За два дня до ареста Арашуковых суд поддержал их требование о возмещении около 3,5 млрд рублей.

Сколько газа похитили. Ставропольский край занимает шестое место по газовым долгам — их более чем на 1 млрд рублей, пишет РБК со ссылкой на данные «Газпром межрегионгаза». Предполагаемая преступная группировка Арашукова похитила там газ на 3,2 млрд рублей, следует из справки ФСБ, уточняет издание. В Карачаево-Черкесии был похищен газ на 1 млрд рублей, в Дагестане — почти на 1,4 млрд рублей, а также был создан «фиктивный разбаланс» на 27,5 млрд рублей. Дагестан занимает второе место по газовым долгам на сумму свыше 9 млрд рублей. На первом месте Чечня с долгами 13,3 млрд рублей.

Позиция Арашукова. Представитель Рауля Арашукова Владимир Постанюк сообщил РБК, что считает обвинения ФСБ и Следственного комитета «неконкретными», так как в деле нет потерпевшей стороны и не уточняются обстоятельства хищений. «Цифра хищений возникла неведомым образом», — цитирует его РБК.

Ирина Панкратова