Новости 13 марта 2020

Антивирусный триллион: на поддержку мировой экономики в разгар пандемии уже выделен 1% глобального ВВП

Правительства и центробанки принимают экстренные меры поддержки компаний, граждан, банков, чтобы смягчить экономические последствия пандемии и обвала рынков. Совокупный объем заявленных стимулов на 12 марта составил как минимум порядка 1% глобального ВВП, или почти $1 трлн, подсчитал портал Econs.Online.

«Нет никаких причин, чтобы этот шок перерос в подобие 2008 года, если мы сумеем с ним справиться», — заявил глава Банка Англии Марк Карни, анонсируя 11 марта принятый регулятором пакет мер поддержки, один из самых значительных на данный момент. В тот же день правительство Великобритании заявило о пакете фискального стимулирования, также самого масштабного на данный момент ($39 млрд).

Объем стимулирующих мер, заявленный правительствами стран, наднациональными финансовыми институтами и центральными банками, на 12 марта составляет, по подсчетам «Эконс», как минимум порядка $0,9 трлн, или 1% глобального ВВП; в том числе почти $300 млрд — прямые фискальные стимулы и чуть более $600 млрд — стимулирующие пакеты центробанков (подробнее см. ниже). Но в действительности объемы поддержки больше, поскольку включают в себя в основном прямые формы и не полностью учитывают масштабы косвенных.

Например, фискальные стимулы могут заключаться не только в финансировании — но также в предоставлении отсрочки по уплате налогов (Исландия), ипотечных каникулах под гарантии бюджетного фонда (Италия) или заморозке выплат по кредитам под госгарантии (обсуждается в Хорватии). Так, в Китае, направившем на борьбу с коронавирусом $21,2 млрд, совокупные меры правительственной поддержки составляют примерно 1% ВВП, или порядка $1,4 трлн, цитирует FT эксперта из компании Plenum, оказывающей в Пекине консультации по экономическим и политическим вопросам.

На 12 марта случаи заболевания коронавирусом зафиксированы в более чем 100 странах с совокупной долей в мировом ВВП в 96%; в том числе на долю стран, где число заболевших превысило тысячу, приходится порядка трети мировой экономики (это Китай, Италия, Иран, Корея, Франция, Испания и Германия; в США, по данным ВОЗ на 12 марта, заболевших 987). Скорость распространения вируса — число новых заболевших в день — вне Китая растет, в то время как в самом Китае, очаге возникшей эпидемии, ее удалось взять под контроль (см. график).

График: Econs

График: Econs

Распространение коронавируса, 11 марта официально признанное ВОЗ пандемией, может нанести мировой экономике ущерб в $1 трлн, прогнозирует UNCTAD, что предполагает торможение роста мирового ВВП до 1,9% — или глобальную рецессию (ею считается темп мирового роста ниже 2,5%). В худшем «сценарии судного дня», предполагающем повторную вспышку в Китае, экономический урон может возрасти вдвое, до $2 трлн. Схожие варианты (худший — при повторении китайского масштаба эпидемии во всем регионе Азии и развитых странах) прогнозирует ОЭСР (см. график).

В то же время активизация монетарных и фискальных стимулов в Азии, Европе и США позволяет предположить, что пик заболеваемости будет пройден если не к концу марта, то в течение второго квартала, в апреле-мае — это базовый сценарий, прогнозирует Morgan Stanley, в худшем варианте — разрушения растянутся и на третий квартал. Но пока нет оснований считать, что этот временный внешний шок бросит фундаментальный вызов циклу роста. «Когда нервы успокоятся и деловая активность возобновится, неудовлетворенный спрос может стимулировать экономический рост», — добавляет директор по инвестициям Morgan Stanley Лиза Шарлетт.

График: Econs

Экономика шоков

Эпидемии вызывают необычный экономический шок, потому что сначала поражают предложение, а не спрос: из-за карантина останавливаются предприятия, рвутся цепочки поставок, производство товаров сокращается вне зависимости от спроса на них. Одним из следствий этого может быть сокращение или остановка кредитования, поскольку переживающие подобный шок компании не могут обслуживать кредиты, растут риски банкротств заемщиков и угрозы финансовой стабильности. Опасность возрастает, когда к шоку предложения добавляется шок спроса: во время эпидемии даже здоровые люди перестают путешествовать, сокращают потребление, а компании вынуждены отправлять работников в неоплачиваемые отпуска, что еще больше сокращает потребление.

Занятость и выпуск обусловлены совокупным спросом, который, в свою очередь, зависит от роста производительности: ее рост повышает ожидания экономических агентов в отношении своих будущих доходов, побуждая больше тратить в настоящем. Рост производительности, в свою очередь, обусловлен в том числе инвестициями предприятий, которые зависят от совокупного спроса: если он растет, инвестиции быстро окупятся.

Во время пандемии шок предложения снижает совокупный спрос, более низкий спрос заставляет компании сокращать инвестиционные планы, что ведет к сокращению роста производительности, которое, в свою очередь, порождает пессимистические настроения в отношении будущих доходов, сокращая спрос: таким образом пандемия может запустить нисходящую спираль спроса и предложения и привести экономику в ловушку стагнации,     объясняют экономисты Лука Форнаро из Венского университета и Мартин Вольф из Университета Помпеу Фабра в исследовании «Коронавирус и экономическая политика».

Противодействовать этой ловушке можно совместными монетарными и фискальными мерами, заключают они. Смягчение денежно-кредитной политики поддерживает спрос, а, например, субсидирование правительством инвестиций фирм способствует росту производительности.

Но только одного снижения ставок, в развитых странах находящихся фактически у нулевой границы, может быть недостаточно. Фискальные стимулы также могут подействовать не на совокупный спрос, а поддержать отдельные категории людей, затронутых коронавирусом, отмечают эксперты Bruegel. Моделирование, выполненное Форнаро и Вольфом, показывает, что политическое вмешательство должно быть достаточно агрессивным, чтобы разрушить равновесие ловушки застоя: «Робкое вмешательство не поможет».

Ключевая угроза экономическому росту и финансовой стабильности — рост неопределенности, отмечает Тобиас Адриан из МВФ. Фондовые рынки во всех основных экономиках резко упали, поскольку инвесторы пытались учесть связанные с быстрым распространением вируса риски. Дополнительным фактором нестабильности стал отказ России от договоренности об ограничении добычи нефти с картелем ОПЕК и ответное намерение Саудовской Аравии нарастить добычу: цены на нефть, и так снижавшиеся из-за сокращения спроса, спровоцированного эпидемией (прежде всего сокращением экономической активности Китая), рухнули еще больше.

Развивающиеся рынки столкнулись с оттоком капитала и ослаблением валют, их центральные банки — с дилеммой противодействия росту инфляционных рисков (для этого надо повышать ставку) или поддержки экономической активности (для этого ставку надо снижать). Из-за роста неопределенности кредитные спреды между бумагами развивающихся рынков и «безопасной гаванью» — US Treasures — резко (почти вдвое) расширились, то есть стоимость финансирования на рынках акций и облигаций сильно возросла.

Резкое ужесточение финансовых условий действует на экономику как тормоз — компании откладывают инвестиционные решения, а люди — потребление, объясняет Адриан: монетарные власти должны вмешаться не только снижением ставок, но и предоставлением дополнительной ликвидности, чтобы предотвратить финансовый кризис. «Рынки ожидают агрессивного смягчения со стороны центральных банков, что отражается в резком падении доходности суверенных облигаций во многих странах мира», — отмечает он, призывая к синхронизации денежно-кредитных мер, которая увеличивает их силу. Из четырех крупнейших центробанков мира (США, еврозоны, Японии, Великобритании) ЕЦБ последним объявил 12 марта пакет стимулирующих мер.

Как реагируют центральные банки

Центробанки и крупных, и не очень больших экономик в ответ на экономический шок смягчают денежную политику, увеличивают предоставление ликвидности, смягчают требования к банкам для поддержки стабильности сектора. «Мы осознаем, что снижение ставки не снизит уровень заражения и не восстановит разрушенные цепочки поставок. Но мы верим, что наши действия обеспечат значительный импульс для экономики», — заявил глава ФРС Джером Пауэлл.

  • ФРС США на внеплановом заседании 3 марта понизила ставку на 50 б.п. — самое большое снижение с 2008 года — до 1–1,25%. А также в совместном с финансовыми институтами заявлении призвала банки учитывать финансовые потребности затронутых коронавирусом, пообещав регуляторную помощь.
  • Банк Англии 11 марта снизил ставку на 50 б.п., до 1,25%, а также объявил пакет стимулирующих мер. В их числе — обнуление антициклического буфера капитала для банков (вместо предполагавшегося роста до 2% к концу года): масштаб этой меры, по словам главы Банка Англии Марка Карни, эквивалентен 13-кратному объему банковского кредита бизнесу за 2019 год.
  • Европейский ЦБ оставил ставки неизменными (базовая на уровне нуля, кредитная и депозитная — 0,25% и минус 0,5% соответственно), анонсировав пакет стимулирующих мер: дополнительные операции по рефинансированию (LTRO), дополнительный выкуп активов на 120 млрд евро; смягчение условий для участников действующей программы предоставления долгосрочной ликвидности европейским банкам TLTRO III (targeted long-term refinancing operations) для поддержки кредитования тем, кто больше всего пострадал от коронавируса, прежде всего — малым и средним предприятиям (ставка будет на 25 б.п. ниже средней ставки основных операций ЕЦБ по рефинансированию).
  • Банк Японии, как и ЕЦБ, ограничен в наборе инструментов — его ставка уже отрицательна, минус 0,1%. Банк заявил о готовности выкупить на вторичном рынке гособлигации на 500 млрд иен ($4,6 млрд), чтобы обеспечить дополнительную ликвидность рынку.
  • Народный банк Китая одним из первых включился в борьбу с коронавирусом в середине февраля — снижением среднесрочной кредитной ставки на 10 б.п., до 3,15%, вливанием дополнительной ликвидности на $174 млрд, предоставлением кредитов на $42,6 млрд банкам для льготного кредитования бизнеса в пострадавших от эпидемии провинциях. На данный момент банк считает уровень ликвидности в системе достаточным — операции репо 12 марта не проводились 18-й день подряд.

Процентные ставки понизили также национальные банки Канады, Австралии, Исландии (нацбанк Исландии также понизил резервные требования по депозитам с 1% до нуля), Индонезии (в дополнение понижены резервные требования, начата скупка госбондов, смягчены условия для иностранных инвесторов по использованию вырученных от продажи гособлигаций рупий), Малайзии, Таиланда, Гонконга, Филиппин, Сербии, Молдовы, Кувейта, Саудовской Аравии, Объединенных Арабских Эмиратов, Бахрейна.

Суммарно только заявленные объемы поддержки по смягчению финансовых условий (без учета снижения ставок, мер без оценки потенциального объема и мер центробанка Индии) составляют порядка $604 млрд.

Некоторым центральным банкам пришлось не смягчать, а ужесточать политику из-за падения рынков, ослабления национальных валют и роста инфляционных рисков. Национальный банк Казахстана 10 марта повысил базовую ставку с 9,25% до 12% и провел валютные интервенции, заявив о намерении повторить их при необходимости. Национальный банк Киргизии в конце февраля повысил ставку впервые за 5 лет из-за опасений роста инфляции, вызванной падением цен на нефть и распространением коронавируса.

Как реагируют правительства

Программы бюджетной поддержки анонсировали (либо уже проводят) как минимум 18 стран. Некоторые из них реагируют на распространение вируса масштабными стимулирующими программами, некоторые — отдельными точечными мерами. Чаще всего получатели помощи — малый и средний бизнес, а основной способ их поддержки — снижение ставок по кредитам и налоговые льготы.

  • Китай, который накануне объявил, что для него пик распространения вируса миновал, выделил на борьбу с ним порядка $21,2 млрд ($15,9 млрд на сдерживание эпидемии, $3,3 млрд — дополнительные расходы местных администраций), включая $2 млрд на выкуп «коронавирусных бондов» — с февраля по начало марта более 150 компаний получили таким образом дополнительное финансирование. В феврале власти КНР пообещали налоговые послабления компаниям, производящим товары первой необходимости и занимающимся логистикой, а также и снижение процентных ставок и выплаты бедным.
  • Италия анонсировала один из крупнейших пакетов поддержки в 25 млрд евро ($28,3 млрд). План предполагает налоговые кредиты для компаний, выплаты временно лишившимся работы, расширение госгарантий по кредитам малому и среднему бизнесу, отсрочку по ипотечным платежам, дополнительные выплаты наиболее пострадавшим регионам.
  • Великобритания объявила на данный момент самые масштабные по стоимости меры поддержки в 30 млрд фунтов ($39 млрд). Они включают в себя поддержку бизнеса, граждан, а также отрасли здравоохранения и других секторов, ведущих борьбу с коронавирусом.
  • Новый пакет экономических стимулов правительства Австралии оценивается в 17,6 млрд австралийских долларов ($11,4 млрд). Он предполагает налоговые послабления малому бизнесу, разовые выплаты пенсионерам, опекунам, семьям, ветеранам, молодым людям и людям в поиске работы. Выплаты получат около 6,5 млн чел. — примерно половина населения страны, а также 3,5 млн предприятий (по данным правительства, это 99% всего бизнеса). Ранее Австралия приняла пакет поддержки в 2,4 млрд австралийских долларов ($1,56 млрд).
  • Конгресс США утвердил расходы на борьбу с коронавирусом в $8,3 млрд. Их предполагается направить на поддержку здравоохранения, помощь пациентам и разработку вакцины.
  • Власти Южной Кореи выделили на поддержку экономики и борьбу с вирусом 20 трлн вон (около $17 млрд). Среди мер, объявленных в конце февраля, — налоговые послабления для арендодателей и временное освобождение от уплаты НДС бизнеса с низкой выручкой.
  • Гонконг, экономика которого сокращается со второй половины 2019 года, предусмотрел $15,5 млрд на ее поддержку в недавно принятом годовом бюджете. Она включает в себя в том числе прямые выплаты гражданам — по $1280 каждому взрослому.
  • Япония в течение месяца приняла два пакета помощи общей стоимостью 1,5 трлн иен (около $14 млрд). Основной адресат поддержки — малый и средний бизнес.

Пакеты стимулирующих фискальных мер приняли также правительства Израиля (10 млрд шекелей, или $2,8 млрд), Германии (12,4 млрд евро; Германия также анонсировала расширение доступа к государственной схеме субсидирования Kurzarbeit, предоставляющей временную занятость, что, по мнению властей, позволит избежать резкого увеличения безработицы), Сингапура (5,6 млрд сингапурских долларов, или около $4 млрд), Таиланда (400 млрд батов, или $12,7 млрд), Индонезии (10,3 трлн рупий, или $742 млн), Малайзии (20 млрд ринггитов, или $4,7 млрд). План Канады лаконичен — 1,1 млрд канадских долларов ($0,8 млрд) на пособия для находящихся на карантине и закупку медикаментов. Примерно столько же — 1 млрд евро — выделит Словения на госгарантии по кредитам бизнесу и на поддержку занятости. Пакет стимулов Ирландии (3,1 млрд евро) похож на канадский: большая часть ассигнований пойдет на выплаты заболевшим. Правительство Новой Зеландии выделило $11 млн на поддержку туристической отрасли.

Некоторые страны не назвали суммы, но перечислили свои намерения. Например, власти Исландии пообещали отсрочку налоговых выплат для туристической отрасли и секторов, наиболее пострадавших от коронавируса, и стимулирования потребительского спроса за счет снижения налогов. Власти Франции пообещали расширить гарантии по кредитам малому и среднему бизнесу, а также увеличить компенсацию компаниям за сохранение рабочих мест.

Свои меры поддержки предложили наднациональные финансовые институты. Самую значительную помощь, $50 млрд, готов предоставить МВФ в качестве срочного финансирования для развивающихся стран и стран с низким доходов, которым потребуется такая помощь. Еврокомиссия выделяет 25 млрд евро на здравоохранение, поддержку малого и среднего бизнеса, рынка труда. Всемирный банк готов предоставить на борьбу с кризисом до $12 млрд. Азиатский банк развития выделяет $38,8 млн на борьбу с коронавирусом в Китае и странах Азиатско-Тихоокеанского региона. ООН предоставляет $15 млн для ВОЗ и ЮНИСЕФ на мониторинг распространения вируса.

В совокупности данные программы помощи составляют порядка $293 млрд.

График: Econs

Мир в карантине

Большинство стран, где зафиксированы случаи заражения, в той или иной форме вводят карантин, ограничивают массовые собрания и запрещают въезд из государств, наиболее сильно пострадавших от вируса, — Китая, Южной Кореи, Ирана, а теперь и Италии. Ряд стран ограничивают въезд на свою территорию для всех иностранцев: например, Индия приостанавливает действие всех въездных виз, кроме деловых и дипломатических.

Наиболее жесткий запрет вводится в Израиле: с 20.00 12 марта полностью запрещен въезд граждан иностранных государств, и лишь в исключительных случаях иностранцы могут обратиться за разрешением на въезд в министерство иностранных дел Израиля, подтвердив, что по приезде они могут пройти домашний карантин. Карантин также обязателен для всех прибывающих в страну граждан Израиля.

США с пятницы, 13 марта, запрещают въезд всех иностранных граждан, в последние две недели посещавших любую из 26 стран Шенгенской зоны, объявил президент страны Дональд Трамп. Евросоюз осудил этот запрет в официальном заявлении, подчеркнув, что коронавирус — это глобальный кризис, «который требует сотрудничества, а не односторонних действий».

В самом Евросоюзе наиболее жесткий режим действует в Италии, где вирус распространяется быстрее всего: c 9 марта вся страна объявлена «красной зоной», суть нового антикризисного указа сводится к фразе «я остаюсь дома», подчеркнул премьер страны Джузеппе Конте, объявляя чрезвычайные меры. Гражданам страны рекомендовано выходить из дома только для посещения офиса, закрыты бары, рестораны и все розничные магазины, кроме продуктовых и аптек, ограничено передвижение по стране и отменены все массовые мероприятия, включая чемпионат страны по футболу. УЕФА рассмотрит перенос или отмену и общеевропейских футбольных турниров из-за коронавируса: Лиги чемпионов, Лиги Европы и чемпионата Европы по футболу, который должен пройти летом этого года.

Econs