Итоги недели 27 сентября 2019

Амнистия не для всех, когда лопнет кредитный пузырь и кому мешает Грета Тунберг

Амнистия капиталов оказалась не помехой для ФСБ. The Bell нашел новые случаи преследования амнистированных бизнесменов

С этого вторника 19 тысяч российских бизнесменов могут с полным правом говорить, что их обманул лично Владимир Путин. Из статьи в «Ведомостях» выяснилось, что ФСБ в деле бизнесмена Валерия Израйлита нарушила обещание президента не использовать против предпринимателей их декларации по амнистии капитала. Это можно было бы считать исключением — дело Израйлита, бывшего партнера Геннадия Тимченко и сына экс-главы ФСО Андрея Мурова, наверняка было у ФСБ на повышенном контроле. Но, как выяснил The Bell, спецдекларации «амнистированных» использовались далеко не в одном этом громком деле.

Случай с Израйлитом. Валерий Израйлит, совладелец компании «Усть-Луга», строившей одноименный порт под Петербургом, был задержан в декабре 2016 года. Он обвиняется в хищении и выводе за рубеж 93 млн рублей. До приговора дело до сих пор не дошло. Незадолго до ареста Израйлит подал декларацию по амнистии капитала. ФСБ смогла добиться решения суда, позволившего изъять эту декларацию из налоговой — и положить ее в основу обвинения по двум статьям — о выводе средств за границу и легализации преступных доходов. С доводами защиты Израйлита о том, что по закону декларацию об амнистии нельзя использовать в качестве доказательства, суд не согласился.

ФНС подглядывает. Этот случай — далеко не единичный, говорят сразу несколько опрошенных The Bell юристов.

  • Партнер крупного семейного офиса рассказал The Bell, что на одного из его клиентов возбудили уголовное дело о коррупции на основе данных, указанных в декларации на амнистию. «Напрямую она не была приобщена к делу, но было очевидно, что преследуют ровно за то, что в ней было указано», — объясняет он.
  • В профессиональной среде обсуждают еще один кейс — человек подал декларацию по амнистии, после чего к нему пришли налоговые органы и МВД, рассказывает другой финансовый консультант, работающий с крупными клиентами.
  • В деле Израйлита все сделано открыто. Хотя проблема гораздо сложнее. Продвинутый следователь может подсмотреть что-то в декларации, а потом уже легальным способом подтверждает найденную в ней информацию. Доказать, что он действительно видел эту декларацию, невозможно – но при этом будут «обнаружены» ровно те активы, которые в ней указаны, — говорит партнер юрфирмы Taxadvisor Дмитрий Костальгин.
  • В подобных ситуациях оказываются бенефициары КИКов, которые декларировали компании в рамках налоговой амнистии, после чего к ним приходила налоговая и спрашивала, почему они не отчитывались о доходах этих компаний, говорит Костальгин из Taxadvisor.

Бесперспективные суды. Бизнесмены, попавшие в такие ситуации, жалуются в суд, но безуспешно. The Bell нашел такие дела в судебной картотеке.

  • В 2017 году «Волжская судоходная компания» (республика Марий Эл) пыталась в нескольких инстанциях признать незаконной проверку местного УФНС и составленный по ее итогам акт. Компания утверждала, что проверки не было в плане выездных мероприятий, а основанием для нее стала поданная в рамках амнистии декларация. Но и первая, и апелляционная инстанция согласились с аргументами ФНС о том, что план проверок просто изменился, а решение о проверке ФНС приняла по закону, а не потому, что прочитала добровольную декларацию.
  • В Якутии компания «Сахаголддиампай» пыталась доказать, что основанием для камеральной проверки, которая привела к штрафу, стала поданная по амнистии декларация — но суд счел, что у нее были другие причины.

Что говорят юристы. У юристов для пострадавших плохие новости — бизнесменам не стоило слишком серьезно воспринимать запущенное государством слово «амнистия», говорят они.

  • «Закон о добровольной декларации неверно воспринимать как амнистию, отпущение всех грехов. Хотя именно такое название за ним закрепилось, оно противоречит логике закона — невозможно амнистировать за то, за что еще не было вынесено судебное решение», — говорит партнер компании Paragon Advisors Александр Захаров. В законе прописаны гарантии, что сведения из декларации не будут переданы другим госорганам, но у этих гарантий есть жесткие ограничения, совпадающие с требованиями FATF: и передача, и преследование возможны, если речь идет об отмывании денег, а неуплата налогов — основание для такого обвинения.
  • Единственные, для кого «амнистия капитала» — действительно панацея, это нарушители валютного законодательства, заключает Захаров.
  • Вообще неправильно называть это амнистией, поскольку амнистия предполагает возможность начать все с нуля, когда человеку по сути говорят: «мы закрываем глаза на то, что было до января 2015 года, не надо нам ничего об этом рассказывать, но дальше будь добр действовать по закону. А если нарушишь – тогда уже будут проблемы». У нас по факту амнистией называется добровольное раскрытие операций, соглашается Костальгин из Taxadvisor.
Вице-премьер Антон Силуанов на Петербургском форуме в июне сокрушался о том, что частный бизнес не идет инвестировать в нацпроекты, потому что не доверяет государству. Его слова подтверждаются цифрами — в конце 2018 года опрос PwC показал, что 60% бизнесменов не верят правительству. История с амнистией капиталов в очередной раз показывает, как доверие властям выходит предпринимателям боком.

BELL CLUB

THE BELL ОБЪЯСНЯЕТ

Борьба снаряда и брони

Роскомнадзор, как и обещал, приступил к тестированию оборудования для фильтрации трафика и исполнения закона о суверенном рунете, узнал на этой неделе РБК. Сам закон вступает в силу только 1 ноября, но полигоном для обкатки оборудования и технологий уже стал Урал. До конца года власти хотят научиться блокировать на территории округа все, что входит в черные списки Роскомнадзора, включая Telegram. В эксперименте участвуют все операторы связи, и у него уже есть руководитель — бывший глава Nokia в России.

  • Все это звучит пугающе, но мир за пределами Роскомнадзора тоже не стоит на месте: новые способы обхода блокировок могут свести эффективность усилий российских властей по построению суверенного рунета на нет. Об этих способах мы рассказываем в свежем выпуске технологической рассылки The Bell (подписаться на нее, чтобы чувствовать себя в безопасности, можно здесь).
  • Глава Роскомнадзора Александр Жаров не скрывает, что первой мишенью ведомства станет Telegram — новый виток попыток заблокировать мессенджер он называет «борьбой снаряда и брони».
  • Основатель самого Telegram Павел Дуров сейчас занят другими проблемами — к концу октября его команда должна представить поверившим в нее инвесторам блокчейн-платформу TON — иначе $1,7 млрд придется вернуть. Все, что известно о проекте Дурова, за месяц до запуска мы на этой неделе рассказали здесь (если коротко: инвесторы нервничают, а разработчики зовут на помощь). Но если все пойдет по плану и TON будет запущен, то через его протоколы и сервисы можно будет дублировать многие возможности сети и в том числе — построить платные анонимизаторы, которые Роскомнадзору будет сложно заблокировать.

Когда лопнет кредитный пузырь

Министр экономики Максим Орешкин продолжает бить тревогу и предупреждать об опасности кредитного пузыря в России. ЦБ, с одной стороны, официально отрицает опасность, с другой — принимает меры против роста выдачи потребкредитов. Мы попробовали разрешить спор с цифрами. Вот главные выводы:

  • Кредитование физлиц растет быстро (на 52% с 2015 года), а еще быстрее растет просроченная задолженность (по потребкредитам — более чем вдвое с 2019 года, до 19,8%). Но значимого для экономики пузыря на рынке нет — показатели долговой нагрузки ненамного выше, чем в пиковом 2014 году, и ниже, чем в странах Восточной Европы или Казахстане. После выплат по кредитам у среднего россиянина остается три прожиточных минимума — это не так мало.

  • Пузырь может проявиться и лопнуть только в одном сегменте — 15% заемщиков с самым низким доходом. Долговая нагрузка у людей с низкими доходами на 5 процентных пунктов выше, чем в среднем по стране, и растет быстрее. Если доходы не начнут расти, деньги у бедных заемщиков закончатся, и пузырь лопнет — это может произойти через 2–3 года.

  • Но для банковской сферы и экономики в целом это не смертельные риски — большинство кредитов выдают устойчивые госбанки во главе со «Сбером». Даже если представить, что все 15% бедных заемщиков обанкротятся (чего в реальности не будет), это всего 2,25% ВВП — много, но не критично.

Подробнее читайте в материале на нашем сайте. В числе других актуальных тем там

РЕКЛАМА

Совет директоров как искусство

Как собственнику выйти из операционного управления? Как масштабировать бизнес? Как создать в компании совет директоров или сделать апгрейд существующего? Десятки собственников и управленцев задаются этими вопросами. И 5 октября есть уникальный шанс получить ответы на них. Академия Ассоциации профессиональных директоров АНД начинает образовательный проект «Совет директоров как драйвер бизнеса». Только практичные сессии, индивидуальная поддержка в создании совета директоров, обмен опытом с теми, кто уже прошел путь создания совета. Подробности и регистрация здесь.

О ЧЕМ ВСЕ ГОВОРЯТ

Эффект Греты

На этой неделе весь мир обсуждает эмоциональное выступление 16-летней Греты Тунберг на климатическом саммите ООН в Нью-Йорке, куда она несколько недель добиралась на океанской яхте. В своей речи Грета обвинила мировых политиков в том, что они «украли у нее мечты и детство», и заявила, что молодежь «никогда им этого не простит». Экоактивизм Греты и армии ее юных последователей (в сентябрьской забастовке участвовало уже 4 млн человек по всему миру) широко обсуждается далеко не только в соцсетях.

  • Сама идея ответственного потребления родилась еще в конце 1980-х, но в последние годы ее начали разделять крупные корпорации: Amazon заявила, что заказывает 100 000 электрических транспортных средств для доставки, чтобы снизить выбросы углерода до 2040 года. Google объявила о крупнейшей в истории закупке  возобновляемой энергии для корпорации, а группа из 13 нефтегазовых компаний во главе с BP, Chevron и Exxon Mobil — о запуске программы «крупномасштабных инвестиций» в технологии, которые позволят удерживать парниковые газы.
  • В отдельно взятой Швеции движение против полетов самолетами стартовало задолго до появления Греты, но теперь оно на пике популярности. По данным SJ, крупнейшего оператора поездов Швеции, за последние 18 месяцев доля шведов, которые говорят, что предпочитают путешествовать по железной дороге, почти удвоилась и теперь составляет 37%. В 2018 году SJ продал на 1,5 млн билетов больше, чем в предыдущем.
  • По данным Swedavia, число пассажиров, путешествующих внутри страны самолетом, с января по апрель упало на 8% (перелеты на короткие расстояния наносят экологии больший вред), международными авиарейсами стали путешествовать меньше на 2,8%. В стране появился специальный термин «позор полета» или flygskam, и в этом году отказаться от вредной привычки обещали почти 14,5 тыс. человек. И такого рода экоактивизм вовсе не сугубо шведская история (вопрос всесторонне анализирует Vox).
  • Появляется все больше способов компенсировать позор, если на самолетах летать все-таки приходится. Некоторые авиакомпании предлагают оплатить ущерб окружающей среде, который будет причинен вашим полетом, прямо при покупке билетов. Кроме того, есть десятки онлайн-проектов, которым можно заплатить для минимизации ущерба: при помощи специального калькулятора рассчитать объем выбросов за время вашего перелета и перевести нужную сумму одной из организаций, которая деятельно заботится об экологии. Платеж может варьироваться от 10 центов за тонну углекислого газа до $70. Например, на сайте немецкой некоммерческой организации Atmosfair компенсация за перелет из Лондона в Нью-Йорк будет стоить от $40 до $93 — в зависимости от авиакомпании. За время такого полета выделяется примерно полтонны углекислого газа на пассажира.
  • Некоторые экономисты возражают, что экоактивисты могли бы найти и более достойное применение своих усилий — по разным оценкам, доля авиации в качестве источника вредных выбросов колеблется на уровне от 2 до 5%. Но мало кто всерьез спорит с тем, что сама концепция разумного потребления противоречит основам капитализма, который исходит из того, что производство (а с ним и потребление) должны все время расти. Достойных решений проблемы человечество пока не нашло, а занимающиеся проблемой ученые в основном предлагают пути, которые сводятся к государственному регулированию и стимулированию компаний к ответственному подходу.

СИГНАЛЫ

Импичмент в тупике

Главная международная новость недели — начало процедуры импичмента Дональда Трампа: новости о ней нам еще предстоит читать как минимум несколько месяцев. Слушания обещают быть захватывающими. У Трампа хорошие шансы стать третьим президентом после Эндрю Джонсона и Билла Клинтона, получившим импичмент в нижней палате конгресса, но очень мало шансов стать первым в истории президентом, отправленным в отставку с помощью этой процедуры.

  • Отличие нынешнего скандала от «российского дела» — в простоте обвинений и отсутствии необходимости сложного расследования. Основная доказательная база — расшифровка разговора Трампа с Зеленским и свидетельство информатора о разговоре и последующих событиях — уже опубликована. Из нее вырисовывается четкий сюжет: Трамп настойчиво просил Зеленского провести расследование, которое повредит его политическому оппоненту Джо Байдену, вовлек в него генпрокурора США Уильяма Барра, а одновременно задерживал военные субсидии для Украины, никак не поясняя причины этого решения. Республиканцы в конгрессе в один голос заявляют, что ничего страшного во всем этом нет, но реакция администрации Трампа доказывает, что это лицемерие — чиновники Белого дома сразу изъяли запись разговора из электронной системы, а минюст попытался не дать хода донесению информатора.
  • Будущий расклад голосования об отставке Трампа (если до него дойдет дело) очевиден уже сейчас. В подконтрольной демократам палате представителей для решения об импичменте нужно 218 голосов — и они уже есть с запасом: публично высказались «за» 222 депутата. В 100-местном сенате с такой же очевидностью решение не пройдет — даже если «за» проголосуют все 47 демократов, для положительного решения им нужно будет еще 20 голосов республиканцев, ни один из которых официально не считает, что в разговоре с Владимиром Зеленским Трамп сказал что-то не то.
  • Это значит, что для отрешения Трампа от должности демократам понадобится что-то еще, что отвратит от президента его избирателей. «Республиканцы в конгрессе не питают к Трампу большой любви. Если бы можно было махнуть волшебной палочкой так, чтобы президентом стал [вице-президент] Майк Пенс, они были бы счастливы. Но это невозможно, пока Трампа поддерживают его сторонники», — поясняет политический корреспондент The Washington Post. Таким образом, даже новые убийственные свидетельства об украинской истории или ошибки Трампа вряд ли приведут к тому, что однопартийцы его бросят — это может лишить республиканцев поддержки своего электората на годы.

Петр Мироненко, Ирина Малкова, Анастасия Стогней