Новости 24 июня 2019

Альфа-банк: за пять лет Россия потеряла почти 20% среднего класса

За последние пять лет Россия потеряла почти пятую часть среднего класса, говорится в опубликованном сегодня отчете Альфа-банка: в 2014 году к нему можно было отнести 37% россиян, сегодня — только 30%. Именно средний класс стал главным пострадавшим от замедления российской экономики — его доходы в последние 10 лет стагнировали, в то время как самые бедные и самые богатые улучшали свое положение, пишут экономисты. При этом российский средний класс теряет аппетит к риску — например, к созданию своего бизнеса, что неудивительно — 15% этой группы в России составляют госслужащие, и эта доля растет.

  • На пике, в 2014 году, к среднему классу можно было отнести 37% населения России с долей 48% в совокупном доходе домохозяйств, сейчас — 30% с долей 39%, пишут аналитики Альфа-банка Наталия Орлова и Наталья Лаврова в сегодняшнем отчете «Российский средний класс. Снижая аппетиты к риску». «За последние 10 лет средний класс стал терять свою экономическую значимость и стал более уязвимым», — пишут экономисты. Реальные доходы этой группы за этот период не изменились, в то время как доходы более низких доходных групп выросли на 4%, а доходы самой обеспеченной группы — на 11%.

  • За средний класс экономисты взяли группу, доходы которой составляют 110–250% от медианного дохода (39–99 тысяч рублей, 7–9-децильные группы по ежемесячным доходам в России) и представители которой могут позволить себе приобретать товары длительного пользования — например, автомобиль.
  • Обеднение среднего класса подтверждается структурой его расходов. С 2013 по 2018 годы доля расходов на продукты питания в общем бюджете у ядра среднего класса выросла на 3 п.п. — так же, как и у беднейших групп населения. Доля расходов на путешествия и образование упала на 1–2 п.п.
  • Одновременно средний класс после кризиса 2008–2009 года стал намного более консервативно оценивать риски. Его представители «в принципе не участвуют в нынешнем кредитном буме», говорится в исследовании: с момента последнего дна 2015 года самые богатые россияне увеличили использование кредитных ресурсов на треть, а ядро среднего класса — всего на 10%. С нежеланием брать на себя риски они связывают и другие изменения социального портрета среднего класса — все меньше россиян (всего 12% в 2017 году) хотели бы заниматься собственным бизнесом, а все больше (46%) хотели бы заниматься простой работой с небольшой стабильной зарплатой. В 2003 году на госслужбе работало 10% российского среднего класса, в 2018 году — уже 15%. Еще в середине 2000-х доли предпринимательских доходов и социальных трансфертов в совокупных доходах населения были равными, сейчас — отличаются вдвое.

Падение доходов среднего класса — не чисто российское явление, отмечают авторы: с начала 1980-х доходы медленно растут у среднего класса всех развитых стран (это явление иллюстрируется знаменитым графиком, известным как «слон Милановича»). Но ситуация в России осложняется не только падением доходов, но и изменением поведения людей. Сейчас доходы среднего класса от самозанятости (5%) почти вдвое ниже, чем у населения в среднем (9%), а число желающих заниматься бизнесом ниже, чем на Западе, в разы: в США, например, оно составляет 57% по сравнению с российскими 12%.

Петр Мироненко