THE BELL

Есть те, кто прочитали эту новость раньше вас.
Подпишитесь, чтобы получать статьи свежими.
Email
Имя
Фамилия
Как вы хотите читать The Bell
Без спама

Информация по делу

Самые полезные новости
за 5 минут в ежедневной рассылке

У нас есть утренняя и вечерняя рассылки.
Что вы хотите получать?

Фото: Кирилл Зыков, АГН «Москва»

Замоскворецкий суд Москвы приговорил Алексея Улюкаева к 8 годам колонии строгого режима, штрафу 130 млн рублей и запрету на госслужбу в течение 8 лет после освобождения.

Оглашение приговора заняло больше двух часов. Хотя поручительства за Алексея Улюкаева давали Андрей Костин, Анатолий Чубайс, Владимир Мау и Александр Шохин, на приговоре никого из них не было — поддержать министра пришел только политик Леонид Гозман.

Во время оглашения приговора Улюкаев слушал судью Семенову со спокойным выражением лица. Когда пристав подошел к нему с наручниками, экс-министр не изменился в лице. Его завели в клетку. «Вам понятен приговор?», — спросила Улюкаева судья. «Да, приговор понятен», — ответил министр. По коридору его провели в окружении пяти приставов. Адвокаты Улюкаева отказались от комментариев — подать апелляцию они смогут в течение десяти дней.

Комментарии прессе дал только прокурор Борис Непорожный. Назначенное министру наказание он назвал адекватным. На вопрос журналистов, почему обвинение не добилось прихода своего главного свидетеля, Игоря Сечина, в суд, Непорожный сказал, что Сечин в суде появиться не мог из-за командировок, и эта причина кажется обвинению убедительной. Имущество Улюкаева, как сказал Непорожный, полагается конфисковать.

Что решил суд:

На саммите БРИКС в Гоа Улюкаев потребовал взятку у Игоря Сечина за положительное решение правительства о приватизации. До этого, в отчете Минэкономразвития о сделке, Улюкаев предложил ввести дополнительные критерии для претендентов на приватизацию и, согласно показаниям главы службы безопасности «Роснефти» Олега Феоктистова, дал «Роснефти» понять, что заключение министерства о будущих сделках компании зависит от него.

Через три дня после одобрения сделки, во время саммита БРИКС в Гоа 15 октября, Улюкаев потребовал от Сечина вознаграждения за свою помощь в одобрении сделки. 14 ноября он повторил свое требование о взятке, а затем приехал в офис Сечина и взял у главы нефтяной компании сумку с $2 млн.

Вину министра, по мнению суда, подтвердили:

  • Акт осмотра сумки с $2 млн и протокол осмотра места происшествия. Согласно документам, в багажнике машины Улюкаева была найдена сумка (он утверждал, что там был «подарок в виде бутылок хорошего вина»). Во время осмотра Улюкаев достал из кармана ключ, который подошел к замку сумки. В ней нашли $2 млн.
  • Показания свидетеля Калугина, инспектора ФСБ, об обработке сумки и ключа специальным препаратом. При осмотре сумки Калугин увидел в ней $2 млн.
  • Показания водителя Улюкаева. По его словам, Улюкаев сам положил сумку в багажник с помощью водителя.
  • Акт выдачи денег, которые Калиниченко (задержавший Улюкаева сотрудник ФСБ) передал Феоктистову для проведения следственного эксперимента.
  • Экспертиза аудиозаписи разговоров Сечина и Улюкаева. Она показала, что в диалоге присутствуют «лингвистические признаки» предварительной договоренности: Сечин высказывается с «элементами недосказанности» («выполнение поручения» и передача неназванных предметов), а Улюкаев без дополнительных вопросов якобы понимает, о чем речь.

Чего мы так и не узнали:

  • Мог ли Улюкаев помешать сделкам «Роснефти». Всю дорогу обвинение настаивало на том, что Улюкаев пытался воспрепятствовать покупке «Башнефти» «Роснефтью», и требование взятки было связано именно с этой сделкой. Но даже если такие попытки со стороны Улюкаева были, заблокировать сделку ему не удалось. На момент встречи Улюкаева с Сечиным в Гоа, где министр якобы потребовал взятку, приватизация «Башнефти» в пользу «Роснефти» уже была одобрена правительством.
  • О чем Сечин и Улюкаев говорили в Гоа. Сечин утверждает, что на саммите БРИКС Улюкаев «попросил отблагодарить его» за положительное решение правительства о приватизации «Роснефти» «путем выплаты так называемой премии». Улюкаев это отрицает. Содержание этого разговора известно только со слов Сечина — никаких свидетелей у него не было.
  • Что означали два пальца. По словам Сечина, он уточнил у Улюкаева, о каком вознаграждении идет речь, а министр показал размер взятки жестом в виде двух пальцев и устно уточнил, что речь шла о $2 млн. Улюкаев настаивает, что жест означал совсем другое: «Я в шутку покрутил «дырочку» в пиджаке, намекая на представление Сечина к госнаграде».
  • Кто кого позвал на встречу. Сечин в своих письменных показаниях утверждал, что Улюкаев сам предложил ему встретиться в офисе «Роснефти», что Сечин расценил как напоминание о взятке. Улюкаев и его помощница утверждали, что инициатором встречи был Сечин. Аудиозапись разговора, которую первым опубликовал The Bell, подтверждает версию министра.
  • Знал ли Улюкаев, что в сумке были деньги. Прямые доказательства того, что Улюкаев знал, что принимает взятку, в открытом процессе и в приговоре, зачитанном судьей, так и не были представлены. Версия Сечина – Улюкаев знал, за чем приехал. Версия Улюкаева – Сечин обещал угостить его вином, и он решил, что в сумке было именно оно. В словах министра есть только одна нестыковка – при первом допросе сразу после задержания о вине он не говорил, ответив оперативникам, что не знает, что находится в сумке, которую он сам положил в багажник своего служебного автомобиля.

Адвокаты Улюкаева будут подавать апелляцию, ее рассмотрение может быть назначено уже на вторую половину января, говорит источник, близкий к защите. До этого времени Улюкаев, скорее всего, будет содержаться в СИЗО «Матросская тишина». Улюкаев, по словам того же источника, рассчитывал на условный срок, и приговор стал для него и его семьи шоком. Единственное, что не забрали у Улюкаева, как требовало обвинение, – это награды и звания. Защита надеется, что, если президент объявит предвыборную амнистию, Улюкаев под нее попадет.

Светлана Рейтер, Артем Губенко, The Bell