Новости 20 мая 2019

Акционеры «Коммерсанта» объяснили увольнение журналистов подозрением в заказе

Председатель совета директоров «Коммерсанта» Иван Стрешинский рассказал The Bell свою версию причины увольнения журналистов отдела политики издания: по его словам, ему поступило сообщение о том, что статья была заказной, а журналисты после этого отказались назвать главному редактору газеты своих источников. Журналисты отрицают обвинения. Увольнение журналистов отдела политики — уже второй скандал в «Коммерсанте» за последние месяцы, который связывают с цензурой.

UPD: Сразу после выхода этой статьи сотрудники «Коммерсанта» опубликовали обращение к читателям, в котором назвали увольнение журналистов «ничем не обоснованным, губительным для редакции, а также открытым проявлением давления на свободу слова в России». Акционеров ИД обвинили в «разрушении одного из лучших СМИ России ради краткосрочных политических дивидендов». В обращении журналисты заявили, что «кадровое решение» им объяснили личным требованием Алишера Усманова. Под письмом подписались большще 150 человек.

Версия акционеров. Уволившиеся журналисты написали в своих постах в Facebook (вот пост Ивана Сафронова, вот — Максима Иванова, вот — Глеба Черкасова), что поводом для увольнения стала статья «Спикеров делать из этих людей». Председатель совета директоров «Коммерсанта» и глава USM Group Иван Стрешинский заявил The Bell, что увольнение журналистов не имеет отношения к содержанию статьи. Он утверждает, что ни сами герои статьи — Матвиенко и Нарышкин, ни их представители с ним не связывались, но Стрешинскому «поступил сигнал», что публикация может быть «заказной». После этого, по словам Стрешинского, он попросил разобраться в ситуации главного редактора «Коммерсанта» Владимира Желонкина. «Недопустимо, чтобы «Коммерсант» использовали как сливной бачок во внутриполитических разборках. Речь шла о том, чтобы журналисты доказали ему [Желонкину] добросовестность своей работы и соблюдения всех журналистских стандартов», — сказал Стрешинский. При этом от Желонкина не требовалось делиться полученными сведениями с представителями акционера, уверяет он: «Мне было бы достаточно, если бы главный редактор, которому мы доверяем, сказал нам, что со статьей все в порядке».

Но журналисты, по словам Стрешинского, отказались раскрыть источник и «доказать добросовестность своей работы». «Сама эта ситуация является нарушением внутренних правил ИД и субординации. В разговоре, который у меня состоялся с Глебом Черкасовым, я также объяснил свою позицию, после чего Черкасов попросил время на урегулирование конфликта. Я сказал, что при наличии подтверждения от Желонкина о том, что статья не заказная, решение об увольнении можно отменить, и дал на это 3 дня, — сказал The Bell Стрешинский. — В указанные сроки никакого подтверждения добросовестности не было предоставлено — это яркое свидетельство того, что либо статья заказная, либо журналистам скандал нужнее. Но на шантаж мы не поддадимся».

По его словам, после этого журналистам предложил уволиться сам Желокин, и с ними договорились об увольнении по соглашению сторон с выплатой компенсаций — «чтобы не портить строчку в резюме». Но теперь Стрешинский как председатель совета директоров ИД будет настаивать на увольнении по статье, сказал он The Bell.

Представитель Усманова ранее заявлял, что сам бизнесмен не был в курсе ситуации. «Алишер Бурханович узнал об увольнении сотрудников «Коммерсанта» из сообщений прессы, — говорится в комментарии, поступившем в The Bell. — Акционер не вмешивается в редакционную политику и тем более не принимает решений по увольнению или приему на работу журналистов».

Желонкин подтвердил The Bell версию, изложенную Стрешинским. «Мною, шеф-редактором ИД «Коммерсантъ» было принято решение расстаться с двумя журналистами, Иваном Сафроновым и Максимом Ивановым, не из-за содержания конкретной заметки, а из-за нарушения последними стандартов профессиональной журналистской деятельности и редакционных правил ИД «Коммерсантъ»», — сказал он The Bell. Остальные журналисты, написавшие заявления об увольнении, приняли это решение самостоятельно, «из соображений ложной солидарности и с целью оказания давления на руководство ИД», сказал Желонкин. «Никаких профессиональных или иных претензий к указанным журналистам не имею, уважаю их право, но не принимаю методов давления», — добавил он.

Глеб Черкасов сказал The Bell, что уверен в добросовестности журналистов. «Я выпускал этот номер, получал пояснения от авторов по ходу работы над материалом и на сто процентов уверен в том, что ни о какой «заказной» подоплеке речи быть не может», — заявил он The Bell. Один из авторов статьи Максим Иванов назвал подозрения акционеров «не имеющими под собой никаких оснований». С Иваном Сафроновым связаться не удалось.

Важная деталь. Владимир Желонкин стал главным редактором «Коммерсанта» меньше года назад — в июле 2018 года. С 2013 по 2016 год он занимал пост президента и председателя совета директоров «Коммерсанта». На этих должностях он представлял интересы акционеров ИД. В 2016 году Желонкин был назначен гендиректором «Коммерсанта».

Что за статья. Спецкор отдела политики «Коммерсанта» Иван Сафронов и заместитель редактора отдела Максим Иванов были уволены из издания по соглашению сторон после публикации заметки о возможном уходе Валентины Матвиенко с поста председателя Совета Федерации. В связи с их увольнением заявления об уходе написали заместитель главного редактора «Коммерсанта» Глеб Черкасов и еще 10 человек — об этом сообщил сам Черкасов.

Несколько дней назад по инициативе акционеров ИД "Коммерсант" прервал трудовые отношения с спецкором ИД Иваном…

Geplaatst door Глеб Черкасов op Maandag 20 mei 2019

В статье, опубликованной 17 апреля, говорится о том, что 70-летнюю Матвиенко во главе Совфеда может сменить руководитель Службы внешней разведки (СВР), член «близкого круга Путина» Сергей Нарышкин. Матвиенко после отставки может перейти в Пенсионный фонд, которому нужен человек с большим аппаратным весом, говорили источники издания. Представители обоих чиновников назвали информацию слухами, Дмитрий Песков это также не комментировал. По словам нескольких сотрудников «Коммерсанта», претензии к статье появились только через неделю после ее выхода.

Не первый скандал. Это второй за последнее время громкий скандал в «Коммерсанте». В марте об увольнении из питерского «Коммерсанта» сообщила корреспондент издания Мария Карпенко. Причиной стал Telegram-канал Карпенко «Ротонда» с политическими шутками: руководство в лице Желонкина сочло, что это не личная страница, а медиа. Работа на сторонние медиа в «Коммерсанте» запрещена. Сама Карпенко предполагала, что претензии вызвала критика в адрес врио губернатора Санкт-Петербурга Александра Беглова.

Сегодня «Ротонда» переопубликовала сообщение увольняющейся из отдела политики Софьи Самохиной о том, что переговоры об увольнении Иванова и Сафронова начались сразу после публикации. Увольнение было решением акционера, утверждает она.

Непосредственно с именем спикера Совфеда связан еще один давний скандал в «Коммерсанте»: в 2011 году изъяли почти весь тираж журнала «Власть» с портретом тогдашнего губернатора Матвиенко и подписью «За сосули перед Отечеством» на обложке. Примечательно, что в этой публикации шла речь о будущем назначении Валентины Матвиенко в Совфед.

Ирина Малкова, Петр Мироненко