Как это работает 20 октября 2019

От цыплят и москитной сетки до теории стадного поведения: главные открытия нобелевских лауреатов по экономике

Нобелевские лауреаты по экономике этого года известны своими экспериментами. Даниил Шестаков для проекта Econs рассказывает о том, как за последние два десятилетия Абхиджит Банерджи, Эстер Дюфло и Майкл Кремер переориентировали экономику развития с больших теорий о том, почему одни страны богаты, а другие бедны, на поиск наименее затратных решений для узко сформулированных проблем. The Bell приводит несколько самых интересных экспериментов.

В 2016 года основатель Microsoft Билл Гейтс поставил своей целью увеличить количество цыплят в Африке южнее Сахары: сейчас цыплята есть лишь у 5% семей; Гейтс хочет, чтобы цыплят разводила каждая третья семья. За цыплятами легко ухаживать, им не нужно пастись далеко от дома — а значит, за ними смогут ухаживать женщины, и роль женщины в семье вырастет, а дети получат необходимые калории.

Мы делали главные деловые СМИ страны, теперь делаем лучше — подпишитесь на email-рассылку The Bell!

Почему миллиардер заинтересовался цыплятами? Ответ стоит искать в работах Абхиджита Банерджи, Эстер Дюфло и Майкла Кремера, которые получили Нобелевскую премию по экономике 2019 года за «экспериментальный подход к борьбе с глобальной бедностью». О возможности такой премии в экономическом сообществе говорили уже не меньше десяти лет, но ее вручение все равно стало событием. За последние два десятилетия Банерджи, Дюфло и Кремер переориентировали экономику развития с больших теорий о том, почему одни страны богаты, а другие бедны, на поиск наименее затратных решений для узко сформулированных проблем. Обеспечить жителей развивающихся стран питанием, вакцинами и знаниями помогает экспериментальный метод.

Банерджи и Дюфло возглавляют в MIT лабораторию по борьбе с бедностью J-PAL, которая представляет собой сеть из 170 исследователей по всему миру. За 15 лет J-PAL провела более 948 исследований в 81 стране. Фонд Билла и Мелинды Гейтс финансирует многие проекты J-PAL в Африке и Латинской Америке. После одной из встреч Дюфло с Гейтсом он настоял, чтобы MIT разместил ее курс лекций о борьбе с бедностью в открытом доступе, и добавил: «Нам необходимо вас финансировать».

Чего можно добиться микрокредитами

В 1976 году профессор из Бангладеш Мухаммад Юнус одолжил $27 группе бедных женщин, которые делали мебель из бамбука. Женщины вернули деньги, и их бизнес смог набрать обороты. Юнус продолжил давать деньги в долг и выяснил, что уровень невозврата по его долгам крайне низок. Бедные не имеют доступа к банкам и вынуждены брать свои займы у ростовщиков, часто под более 200% годовых. Юнус решил, что небольшие кредиты могут быть одновременно хорошим бизнесом и формой помощи людям. Так были созданы Grameen Bank и концепция микрокредитов, за которую в 2006 году Юнус получит Нобелевскую премию мира.

Экспериментальные свидетельства об эффекте микрокредитов, полученные Банерджи, Дюфло и соавторами, неоднозначны. Они изучали эффекты от эксперимента, в ходе которого некоторым из индийских семей выдавались микрокредиты, которые они могли потратить на покупки или открытие своего бизнеса. Семьи, не открывшие бизнес, стали больше потреблять и купили велосипеды, холодильники и телевизоры. Семьи, открывшие бизнес, затянули пояса, чтобы удержать его на плаву. Однако количество новых бизнесов оказалось крайне невелико: 7% по сравнению с 5% в контрольной группе. Не подтвердились и обещания сторонников микрокредитов о том, что микрокредиты увеличат роль женщин в домохозяйстве. Банерджи и Дюфло предупреждают: микрокредиты помогают людям, но не следует ожидать, что одними микрокредитами удастся решить проблему бедности.

Москитная сетка и экономическое развитие

Один из самых дешевых способов предотвратить заражение малярией в Африке — москитная сетка. У сетки есть сильные положительные внешние эффекты, или экстерналии, как их называют экономисты: если вас ночью не укусит комар, вы потом не заразите других людей. Однако в начале 2000-х годов ВОЗ не раздавала людям сетки бесплатно, а продавала их по субсидируемой цене. 10-долларовая сетка продавалась за $2–3, потому что экономисты считали, что люди не будут ценить сетки, которые достались бесплатно. Экономисты отмечали, как все бесплатные сетки растаскивались из клиник, чтобы потом продаваться на черном рынке, использоваться в качестве рыболовных сетей или фаты для невест. Эксперименты показали: эти случаи не так часты, и подавляющее большинство людей использует бесплатные москитные сетки по назначению. Банерджи и Дюфло включили пример с сетками в свою книгу Poor Economics («Экономика бедности»), где подчеркивают: даже небольшая цена в $2 снижает число тех, кто использует москитные сетки, на треть.

Экономисты против папы римского

В 2009 году во время визита в Камерун Бенедикт XVI заявил, что СПИД — это трагедия, «с которой нельзя бороться распространением контрацептивов; напротив, они усугубляют проблему». Вместо этого папа призвал к «гуманизации сексуальности, духовному возрождению, которое приведет к другому поведению». Во многих африканских странах сексуальное образование согласуется с католическим учением и по сути представляет собой пропаганду воздержания до брака. В Кении спустя пять лет после такого образования треть девочек-подростков оказались беременны — точно так же, как и в школах, где никакой пропаганды воздержания не было.

Сработал другой подход, проверенный Дюфло и Кремером: в Западной Кении школьникам показывали видео о рисках отношений с мужчинами старше тридцати лет. Учитель затем писал на доске вероятности заразиться СПИДом: 4% от своего сверстника и 32% от взрослого мужчины. В школах, где показывали такие ролики, подростковых беременностей было на треть меньше, чем в контрольной группе: девушки переключились на своих сверстников и, рациональнее оценивая риски, стали чаще использовать контрацептивы.

Войны с паразитами

Одно из самых известных исследований Майкла Кремера (вместе с его студентом Тедом Мигелем) посвящено эффектам от дегельминтизации, то есть избавлению организма от паразитических червей, гельминтов. Черви-паразиты живут в каждом четвертом жителе планеты: они питаются полезными веществами, оставляя своего носителя обессиленным, а также вызывают хронические болезни. Мигель и Кремер обнаружили, что дегельминтизация обладает неожиданным дополнительным эффектом: после нее у детей появляется больше сил, чтобы посещать школу, причем эффект особенно велик для самых маленьких детей. Избавление от паразитов неожиданно стало самым выгодным способом повысить уровень образования молодых кенийцев. При этом в школах, которые не получали лекарство, но находились рядом с теми школами, которые получали, посещаемость тоже выросла: снижение числа паразитов предотвратило их передачу от ребенка к ребенку.

Дегельминтизация стала активно продвигаться международными организациями, в том числе ВОЗ. На саммите в Давосе в 2008 году Шери Бут Блэр, жена бывшего британского премьер-министра Тони Блэра, продвигала инициативу Deworm the World, сама изображая гигантского гельминта, преследующего детей.

Между тем, после того как в 2013 году Мигель и Кремер открыли свои данные, началась полемика, которую назвали «червячными войнами». Группа исследователей из Лондонской школы гигиены и тропической медицины обнаружила, что в исходных данных много пропущенных наблюдений: для 21% детей не был указан возраст, для 10% — пол. Результаты оказались чувствительны к тому методу, с помощью которого учитываются эти пробелы в данных. При воспроизведении расчетов часть результатов оказалась статистически незначимой, и, в частности, пропал знаменитый результат о положительной экстерналии для соседних школ. Защитники Мигеля и Кремера утверждали, что воспроизведение некорректно: лондонские иммунологи использовали другие методы для работы с данными.

Профессор Колумбийского университета Крис Блаттман подвел итог «червячным войнам»: «Я никогда не верил, что мы должны избавить от червей весь мир. С исследованием Мигеля и Кремера явно есть серьезные проблемы. Но, говоря откровенно, было сделано столько безумных предположений для того, чтобы результат Мигеля—Кремера ушел в небытие, что теперь я верю в их результат еще сильнее, чем до начала войны».

Узнайте больше

Осознавая потенциал эмпирических данных и экспериментов в борьбе с бедностью, не стоит забывать и о теории. Лауреаты Нобелевской премии этого года добились впечатляющих успехов и здесь. На сайте Econs вы можете узнать:

  • Как Абхиджит Банерджи внес вклад в экономическую теорию, разработав модель стадного поведения.
  • О теории Майкла Кремера, которая доказывает, что общества с большей численностью населения будут развиваться быстрее.
  • И о других его работах, которые объясняют, почему так сложно перейти от плановой экономики к рынку.

Полную версию этой статьи читайте на сайте экономического издания Econs

Даниил Шестаков, для Econs