Вечерняя Рассылка 21 марта 2019

250 млрд рублей на троих, как Бразилия пересела на Telegram и групповой портрет губернаторов

В финале банкротства «Трансаэро» на сцену выходят ее бывшие владельцы

Бывший гендиректор «Трансаэро» Ольга Плешакова. Фото ИТАР-ТАСС/ Марина Лысцева

Не прошло и четырех лет после остановки крупнейшей российской частной авиакомпании «Трансаэро», как ВТБ решил исполнить давнюю мечту всех ее кредиторов и взыскать убытки с ее бывших владельцев Ольги и Александра Плешаковых и Татьяны Анодиной. Банк требует с них ни много ни мало 249 млрд рублей — это все долги «Трансаэро» перед лизингодателями, банками, поставщиками топлива и услуг.

Читайте The Bell во «ВКонтакте»
  • Иск о привлечении Плешаковых и Анодиной к субсидиарной ответственности на 249,2 млрд рублей ВТБ подал в арбитражный суд Санкт-Петербурга и Ленинградской области — по месту регистрации «Трансаэро», выяснил «Коммерсант». Плешаков был крупнейшим акционером «Трансаэро», его жена Ольга — гендиректором, а мать Плешакова и глава Межгосударственного авиационного комитета Анодина — членом совета директоров и владельцем 3% акций. На троих им принадлежало 53% акций «Трансаэро», отмечает ВТБ.
  • Банк обвиняет бывших акционеров «Трансаэро» в манипуляциях с отчетностью. По версии ВТБ, компания с 2012 года знала о возможности своего банкротства, а в 2014–2015 годах при получении кредитов трижды переписывала отчетность задним числом. Подробно об обвинениях можно прочитать здесь, совсем подробно — здесь. Помимо подмены отчетности, ВТБ обвиняет акционеров «Трансаэро» в выводе денег из компании с помощью займов связанным с ними юрлицам, выплаты дивидендов и вознаграждений менеджменту.
  • Огромная сумма иска объясняется требованиями закона «О банкротстве»: при привлечении акционеров к субсидиарной ответственности сумма иска должна равняться совокупному размеру требований кредиторов.
  • Общие долги «Трансаэро» к моменту остановки компании составляли почти 250 млрд рублей. Львиная доля, 150 млрд, приходилась на договоры лизинга самолетов, 80 млрд — на банковские кредиты, 20 млрд — долги поставщикам топлива, аэропортам и другим контрагентам. Главные пострадавшие — лизинговые дочерние компании госбанков, ВЭБа, ВТБ и Сбербанка. Подробно о том, как «Трансаэро» удалось накопить такой долг, можно прочитать здесь (платный материал).
  • Очевидно, что искомую сумму с акционеров «Трансаэро» взыскать не удастся, но и получить часть компенсации будет не так легко. В конце 2015 года Плешаковы покинули Россию. В американском суде по другому иску Плешаков говорил, что живет в Азербайджане (там находится главный офис МАК, который возглавляет Анодина) и «странах Евросоюза».
  • Знакомые Плешаковых рассказывали The Bell, что они владеют дорогой недвижимостью во Франции, где проводят как минимум часть времени. Больше о зарубежных активах Плешакова ничего не известно. В мае 2018 года ВТБ также подал иск о личном банкротстве Плешакова; юристы говорили, что главной его целью может быть именно поиск зарубежных активов.
  • Ольга Плешакова не ответила на запрос The Bell, телефон Татьяны Анодиной в четверг вечером был недоступен.

Почему это важно?

Последствия банкротства «Трансаэро» чувствуются на авиационном рынке и сейчас — достаточно взглянуть на патовую ситуацию, в которой оказались самая проблемная сейчас российская авиакомпания «Ютэйр» и ее кредиторы. Банки, которым «Ютэйр» должна 56 млрд рублей, не соглашаются на ее план реструктуризации, но и банкротить, скорее всего, ни за что не будут — на примере «Трансаэро» известно, что при таком сценарии шансы вернуть деньги близки к нулю. Государство поддерживать авиаперевозчиков напрямую тоже не хочет — «Трансаэро» перед остановкой получила госгарантии на 9 млрд рублей, но они только отсрочили ее конец. Остается только поддержка акционера. В случае с «Ютэйром» это богатый «Сургутнефтегаз» — но он дотировать компанию не хочет. Выход из этой ситуации ее участники не могут найти уже полгода, а остальные российские авиакомпании тем временем продолжают накапливать убытки. В какой-то момент все это не может не закончиться плохо — либо для банков, либо для авиакомпаний, либо для пассажиров.

BELL CLUB

https://thebell.io/vstrechi-bellclub/

ДЕНЬГИ

Латинская Америка пересела на Telegram

За неделю, прошедшую с момента глобального сбоя инфраструктуры Facebook, у Telegram появились миллионы новых пользователей. The Bell выяснил, где мессенджеру Павла Дурова повезло больше всего. В Бразилии до сбоя Telegram был примерно на 300–380-х местах в магазине Google Play. 14 марта он поднялся там на первое место и продержался пять дней. Примерно такой же скачок — сразу на 200 строчек — Telegram совершил и в Панаме, а парагвайцы своими скачиваниями вывели его на пятое место. В магазинах приложений почти всех стран Латинской Америки, включая Мексику, Telegram поднялся на несколько десятков строчек. В первый день сбоя Facebook Дуров сообщил о 3 млн новых пользователей, это значит, что в целом за время сбоя Telegram мог добавить 10–15 млн человек. Не так уж мало, если вспомнить, что на главном рынке — в Иране — им пользуются 50 млн человек.

Продал и свободен

Больше всех «живых» денег из российских миллиардеров в прошлом году получил Сергей Галицкий — продажей «Магнита» он обязан своему первому месту в обновленном рейтинге Forbes. В нем журнал решил очистить оценку состояний богатейших от стоимости их активов, посчитав только те доходы, которые бизнесмены получили от продажи активов или в виде дивидендов. За Галицким ($2,2 млрд) идут распродавший акции UC Rusal Михаил Прохоров ($1,77 млрд) и избавившийся от футбольного клуба «Арсенал» Алишер Усманов ($1,12 млрд).

Как Revolut напугал финансистов

В Великобритании — переполох: топ-менеджеры финтех-компаний опасаются, что недавние проблемы стартапа Revolut, основанного Николаем Сторонским, подорвут доверие инвесторов ко всему сектору в целом, пишет Bloomberg. Финансисты говорят, что из-за своего стремительного роста компания может упускать из виду ключевые правила сильно зарегулированного рынка. Revolut, ставший за последнее время героем нескольких не очень приятных историй, пытается доказать обратное: для этого за последнее время стартап Сторонского нанял уже несколько специалистов с большим опытом работы в традиционных банках.

СИГНАЛЫ

Отставники и сменщики

Быстрая весенняя чистка губернаторского корпуса унесла уже пятерых губернаторов. Все ушедшие — стареющие или проблемные главы сложных регионов, все пришедшие им на смену — намного моложе. Тут мы совсем коротко рассказываем, чем известны и необычны те и другие и кто еще из глав регионов — на очереди. А вот — групповой портрет на память.

ПРАКТИКА

Estee Lauder внедряет технологии

Производителям косметики с большой историей приходится задумываться, что противопоставить популярным у молодежи брендам вроде Kylie Cosmetics. Estee Lauder (бренды Aerin, Clinique и Jo Malone) создала (платно на английском) целую инновационную IT-лабораторию, которая прямо сейчас тестирует несколько идей. Например, сканирование лица с помощью мобильного телефона, которое позволит определить тип кожи, выявить дефекты, а после — получить рекомендации по косметическим продуктам. Другой вариант — приложение, в которое можно загрузить любое фото с понравившимся макияжем, после чего оно подскажет, какую косметику стоит купить для воспроизведения образа.

Выгорание китайских айтишников

Если вы до сих пор на работе, почитайте (английский) про будни айтишников из «китайской Кремниевой долины», тысячи из которых работают по графику «996» — с 9 утра до 9 вечера шесть дней в неделю. Китайский «единорог» ByteDance, которому принадлежит популярный видеосервис TikTok, решил, что и этого недостаточно, — в компании внедряют систему, при которой большинство сотрудников должны раз в две недели приезжать в офис и по воскресеньям. Как результат: в прошлом году в Китае появлялось по четыре новых миллиардера в неделю — в основном из IT-индустрии. Но сотрудники местных IT-компаний выгорают уже до 30 лет, а их среднее время работы на одном месте составляет около 2,6 лет против 3,7 в Кремниевой долине в США.

Петр Мироненко

Петр Мироненко