The Bell объясняет 8 ноября 2019

12 друзей «Яндекса»: кто пострадает от закона против иностранцев в IT-компаниях

Законопроект депутата Антона Горелкина об ограничении доли иностранцев в значимых интернет-компаниях начнут рассматривать уже в ноябре. Он может быть принят в двух версиях — первоначальной (не более 20% иностранного капитала, и точка) или более мягкой, предложенной  правительством и поддержанной комиссией РСПП, в которую входят потенциальные жертвы (кроме главной — «Яндекса»). Вторая версия предлагает ограничить не экономическую, а голосующую долю иностранцев, и не 20%, а 50% минус один голос. Это сокращает число жертв примерно вдвое.

Источники The Bell рассказывали о панических настроениях в разных компаниях, которые в теории могут попасть под действие закона. Но массовых публичных протестов отрасли не слышно. Между тем, если закон будет принят, структуру собственности может понадобиться изменить почти всем крупным интернет-компаниям и операторам связи. Спасти их сможет только правительство — законопроект дает ему право разрешать иностранное владение отдельным компаниям в виде исключения.

Интернет-холдинги

С «Яндексом» все понятно: он общепринято считается главной мишенью законопроекта, а Антон Горелкин уже в день его внесения заявил, что структура собственности компании должна быть изменена. По линии «Яндекса» явно проходит и спор между правительством и авторами проекта: в случае принятия версии Горелкина (порог — 20% капитала) компании придется полностью изменить структуру акционеров, в версии правительства (50% минус одна голосующая доля) — не придется менять вообще ничего.

Формально Mail.Ru Group с точки зрения закона ничем не отличается от «Яндекса» — экономическая доля иностранцев даже больше, а голосующая — почти точно такая же, вдвое больше порога 20%. Но холдинг Алишера Усманова с первого дня подчеркивает, что он тут ни при чем — уже в день внесения законопроекта представитель Mail.Ru сказал The Bell, что правительство согласует ее структуру акционеров, в которой большинство голосов принадлежит российским акционерам. Учитывая, что к Алишеру Усманову в числе акционеров Mail.Ru уже присоединился «Ростех», а скоро присоединится и Сбербанк, поспорить с этим предположением трудно.

Банки и финтех

Законопроект Горелкина не про банки, но и Сбербанк уже давно не просто банк. Герман Греф еще два года назад называл его крупнейшей российской IT-компанией, а в законе речь идет про владение «ресурсами, значимыми для информационной инфраструктуры РФ» — можно ли не признать таким ресурсом приложение «Сбербанк Онлайн», которым пользуются 47 млн россиян? Мы понимаем, что Сбербанк никто не будет заставлять менять структуру собственности, но формально с долей иностранцев в капитале 45,1% он полностью подпадает под действие закона.

Руководство «Тинькофф Банка» тоже предпочитает, чтобы сотрудники не называли компанию банком. Справедливости ради, основные доходы «Тинькофф» получает от банковской деятельности, пусть и без отделений, но его цифровой финтех-сервис мог бы попасть под действие нового закона — и тогда «Тинькофф» не пройдет порог экономической доли иностранцев. Зато к Олегу Тинькову как контролирующему голосующему акционеру даже неформальных вопросов не будет — от имевшегося у него гражданства США он отказался еще в 2017 году.

Платежным системам мучиться неопределенностью не надо — депутат Горелкин, внося свой законопроект, отдельно подчеркнул, что они должны быть признаны значимыми информационными ресурсами: в случае продажи «иностранный игрок получит рычаг воздействия на финансовую систему страны». Акционерам Qiwi остается надеяться на то, что в итоговом законе регулироваться будет только доля голосующих акций, но и в этом случае порог 20% компания не проходит.

Операторы связи

Крупнейшему российскому сотовому оператору принятие закона в версии Горелкина будет особенно обидно — МТС в начале 2019 года размышляла о делистинге акций с Нью-Йоркской биржи, но осенью от него отказалась — и теперь именно эти 37% акций подводят компанию под новый закон. Если он будет принят, уйти из Нью-Йорка придется уже без размышлений.

У сотового оператора, подконтрольного Михаилу Фридману и его партнерам по «Альфе», свои сложности. В бизнесе их сотового холдинга VEON на российский «Вымпелком» (торговая марка «Билайн») приходится только около половины доходов, но структуру его акционеров придется как-то менять — при нынешней она подпадает под закон в обеих его версиях.

Сервисы

HeadHunter только весной успешно провел единственное российское IPO 2019 года на Nasdaq — и закон Горелкина может стать крайне неприятным сюрпризом для его инвесторов. Компания работает на опережение и заранее заявляет, что «не функционирует ни в одной из сфер, критически важных для экономики РФ», а попытки разобраться, грозит ли ей новое регулирование, называет «преждевременными и спекулятивными».

Единственный значимый акционер Avito — южноафриканская медиагруппа Naspers, один из самых лояльных к России иностранных инвесторов, продолжавший последовательно наращивать свою долю в российских активах после введения санкций. Не ожидая подвоха, в январе 2019 года фонд заплатил основателям Avito $1,16 млрд за оставшиеся 29% сервиса объявлений. Впрочем, и до сделки состав акционеров был таков, что он не пройдет ни один законодательный порог — российских совладельцев там вообще нет. В Naspers уже заявили, что текущая версия законопроекта может трактоваться слишком широко, и предупредили, что, если какие-то из его портфельных сервисов будут признаны «значимыми», Naspers придется продать часть активов в России.

Представители свежесозданного СП Mail.Ru Group и Alibaba в онлайн-торговле никак не комментируют законопроект, но, если бы решили, их тональность наверняка совпала бы с тональностью комментариев Mail.Ru Group. AliExpress Russia подпадает под жесткую версию закона Горелкина по всем формальным критериям, но предположить, что правительство не сделает исключения для СП, благословленного всего несколько месяцев назад лично Владимиром Путиным и Си Цзиньпином, трудно.

Онлайн-ритейлер, крупнейшим акционером которого является Baring Vostok, и так с февраля 2019 года в зоне риска без всякого закона Горелкина. Теперь доля Baring может стать для него проблемой и официально. Впрочем, этот пакет по крайней мере недавно было кому продать — летом источники The Bell рассказывали, что долей в Ozon интересовался Сбербанк.

Точный состав акционеров ivi неизвестен, но 90% своих инвестиций компания получила из-за рубежа, говорит основатель онлайн-кинотеатра Олег Туманов. Запрет на иностранных акционеров «практически ставит крест на всей работе, которая была проделана за двенадцать лет», говорил он: «Если бы сейчас такой законопроект был принят, можно сказать, что развитию компании ivi был бы положен конец».

Aviasales не первый кандидат на включение в список значимых интернет-ресурсов — но вдруг иностранные акционеры крупнейшего в России агрегатора решат завысить цены на авиабилеты, которые так хочет контролировать государство? В таком случае у сервиса могут начаться проблемы: его владельцы не раскрываются, а офисы находятся в Таиланде и Гонконге.


Автор законопроекта Антон Горелкин сказал The Bell, что не готов обсуждать механизм его действия до рассмотрения проекта профильным комитетом Госдумы.

Глава комитета по информационной политике, информационным технологиям и связи Леонид Левин сказал The Bell, что в комитете ждут необходимых отзывов на проект, после чего будет приниматься решение — либо отклонить его, либо поддержать с условием доработки ко второму чтению. На первое чтение текст в любом случае пойдет в той версии, в которой вносился, — так работает процедура. До первого чтения правки вносить нельзя, только если депутат сам заберет документ на доработку, но такое случается довольно редко, сказал Левин. Он затруднился сказать, успеет ли комитет отправить проект на первое чтение в ноябре, но пообещал, что затягивать процесс после получения отзывов не будет.

Валерия Позычанюк